Наверх

Биография -> Александр Сергеевич Пушкин (цитаты)



Александр Сергеевич Пушкин. Портрет работы О. А. Кипренского

Александр Сергеевич Пушкин. Портрет работы О. А. Кипренского


(26 мая (6 июня) 1799, Москва — 29 января (10 февраля) 1837, Санкт-Петербург)


ru.wikipedia.org

Биография

Происхождение

Пушкин происходил из разветвлённого нетитулованного дворянского рода, восходившего по генеалогической легенде к «мужу честну» Ратше, современнику Александра Невского. Пушкин неоднократно писал о своей родословной в стихах и прозе; он видел в своих предках образец древнего рода, истинной «аристократии», честно служившего отечеству, но не снискавшего благосклонности правителей и «гонимого». Не раз он обращался (в том числе в художественной форме) и к образу своего прадеда по матери — африканца Абрама Петровича Ганнибала, ставшего слугой и воспитанником Петра I, а потом военным инженером и генералом.


Генеалогическое древо Пушкина

Генеалогическое древо Пушкина


Дед по отцу Лев Александрович — артиллерии полковник, гвардии капитан. Отец — Сергей Львович Пушкин (1767—1848), светский острослов и поэт-любитель. Мать Пушкина — Надежда Осиповна (1775—1836), внучка Ганнибала. Дядя по отцу, Василий Львович (1766—1830), был известным поэтом круга Карамзина. Из детей Сергея Львовича и Надежды Осиповны, кроме Александра, выжили дочь Ольга (в замужестве Павлищева, 1797—1868) и сын Лев (1805—1852).

Детство

Пушкин родился 26 мая (6 июня) 1799 г. в Москве.


Мемориальная доска, посвящённая крещению А. С. Пушкина. Скульптор — Н. М. Аввакумов

Мемориальная доска, посвящённая крещению А. С. Пушкина. Скульптор — Н. М. Аввакумов


В метрической книге церкви Богоявления в Елохове (сейчас на её месте находится Богоявленский собор в Елохове) на дату 8 июня 1799 г., в числе прочих, приходится такая запись:
Мая 27. Во дворе коллежского регистратора Ивана Васильева Скварцова у жильца его Моёра Сергия Львовича Пушкина родился сын Александр. Крещен июня 8 дня. Восприемник граф Артемий Иванович Воронцов, кума мать означенного Сергия Пушкина вдова Ольга Васильевна Пушкина


Ксавье де Местр. Пушкин-ребенок. 1800—1802.

Ксавье де Местр. Пушкин-ребенок. 1800—1802.


Летние месяцы 1805—1810 будущий поэт обычно проводил у своей бабушки по матери, Марии Алексеевны Ганнибал (1745—1818, урождённой Пушкиной, из другой ветви рода), в подмосковном селе Захарове, близ Звенигорода. Ранние детские впечатления отразились в первых опытах пушкинских поэм, написанных несколько позже («Монах», 1813; «Бова», 1814), в лицейских стихотворениях «Послание к Юдину» (1815), «Сон» (1816). Бабушка писала о своем внуке следующее:
Не знаю, что выйдет из моего старшего внука. Мальчик умен и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой сдаст порядком; то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернется и расходится, что ничем его не уймешь: из одной крайности в другую бросается, нет у него середины

Юность


Портрет Пушкина (Акварель С. Г. Чирикова, 1810); Центральный музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург

Портрет Пушкина (Акварель С. Г. Чирикова, 1810); Центральный музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург


Шесть лет Пушкин провёл в Царскосельском лицее, открытом 19 октября 1811 года. Здесь юный поэт пережил события Отечественной войны 1812 года. Здесь впервые открылся и был высоко оценён его поэтический дар. Воспоминания о годах, проведённых в Лицее, о лицейском братстве навсегда остались в душе поэта.


Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина (1911)

Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина (1911)


В июле 1814 года Пушкин впервые выступил в печати в издававшемся в Москве журнале «Вестник Европы». В тринадцатом номере было напечатано стихотворение «К другу-стихотворцу», подписанное псевдонимом Александр Н.к.ш.п.

В начале 1815 года Пушкин читает в присутствии Гавриила Державина своё патриотическое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе» (напечатано в журнале «Российский музеум» в том же году за полной подписью автора).

Ещё на лицейской скамье Пушкин был принят в литературное общество «Арзамас», выступавшее против рутины и архаики в литературном деле.

Ранняя поэзия поэта передавала ощущение быстротечности жизни, которая диктовала жажду наслаждений.

В 1816 году характер лирики Пушкина претерпевает существенные изменения. Элегия становится основным его жанром.

Молодость

Из лицея Пушкин был выпущен в июне 1817 в чине коллежского секретаря (10-го класса, по табели о рангах) и определён в Коллегию иностранных дел. Он становится постоянным посетителем театра, принимает участие в заседаниях «Арзамаса», в 1819 вступает в члены литературно-театрального сообщества «Зелёная лампа», которым руководит «Союз благоденствия» (см.Декабристы). Не принимая участия в деятельности первых тайных организаций, Пушкин тем не менее связан дружескими узами со многими активными членами декабристских обществ, пишет политические эпиграммы и стихи «К Чаадаеву» («Любви, надежды, тихой славы…», 1818), «Вольность» (1818), «Н. Я. Плюсковой» (1818), «Деревня» (1819). В эти годы он занят работой над поэмой «Руслан и Людмила», начатой в Лицее и отвечавшей программным установкам литературного общества «Арзамас» о необходимости создания национальной богатырской поэмы. Поэма закончена в мае 1820 и после публикации вызвала ожесточённые отклики критиков, возмущённых снижением высокого канона.

На юге (1820—1824)


Картина «Пушкин на берегу моря», художник И. Айвазовский (1887), Николаевский художественный музей имени В. В. Верещагина

Картина «Пушкин на берегу моря», художник И. Айвазовский (1887), Николаевский художественный музей имени В. В. Верещагина


Весной 1820 года Пушкина вызвали к военному генерал-губернатору Петербурга графу М. А. Милорадовичу для объяснения по поводу содержания его стихотворений, несовместимых со статусом государственного чиновника. Его перевели из столицы на юг в кишинёвскую канцелярию И. Н. Инзова.

По пути к новому месту службы Александр Сергеевич заболевает воспалением легких, искупавшись в Днепре. Для поправления здоровья Раевские вывозят в конце мая 1820 года больного поэта с собой на Кавказ и в Крым.

Пушкин в Крыму

16 августа 1820 года Пушкин прибыл в Феодосию. Он написал своему брату Льву:
«Из Керчи приехали мы в Кафу, остановились у Броневского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом — и, подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он не умный человек, но имеет большие сведения об Крыме. Стороне важной и запущенной. Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф, где находилось семейство Раевского. Ночью на корабле написал я элегию, которую тебе присылаю».

Через два дня Пушкин вместе с Раевскими отбыл морем в Гурзуф.

Пушкин провел в Гурзуфе несколько недель летом и осенью 1820 года. Вместе с Раевскими он остановился в доме герцога Ришелье; поэту в нём был предоставлен мезонин, выходивший на запад. Живя в Гурзуфе, поэт совершил множество прогулок вдоль побережья и в горы, среди которых были поездка верхом к вершине Аю-Дага и лодочная прогулка к мысу Суук-Су.

В Гурзуфе Пушкин продолжил работу над поэмой «Кавказский пленник», написал несколько лирических стихотворений; некоторые из них посвящены дочерям Н. Н. Раевского — Елене и Марии. Здесь возник у поэта замысел поэмы «Бахчисарайский фонтан», а также замысел романа «Евгений Онегин». В конце жизни он вспоминал о Крыме: « Там колыбель моего Онегина».

В сентябре 1820 г. по пути в Симферополь побывал в Бахчисарае. Из письма Дельвигу:
…Войдя во дворец, увидел я испорченный фонтан, из заржавленной железной трубки по каплям падала вода. Я обошел дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат.

Прогуливаясь по внутренним дворикам дворца, поэт сорвал две розы и положил их к подножию «Фонтана слёз», которому позже посвятил стихи и поэму «Бахчисарайский фонтан».

В середине сентября Пушкин около недели провел в Симферополе, предположительно, в доме таврического губернатора Баранова Александра Николаевича, старого знакомого поэта по Петербургу.

Свои впечатления от посещения Крыма Пушкин использовал и в описании «Путешествия Онегина», которое сначала входило в состав поэмы «Евгений Онегин» в качестве приложения.

В Кишинёве

Лишь в сентябре он прибывает в Кишинёв. Новый начальник снисходительно относился к службе Пушкина, позволяя подолгу отлучаться ему и гостить у друзей в Каменке (зима 1820—1821), выезжать в Киев, путешествовать с И. П. Липранди по Молдавии и наведываться в Одессу (конец 1821). В Кишинёве Пушкин вступает в масонскую ложу «Овидий», о чём сам пишет в своем дневнике. Если поэма «Руслан и Людмила» была итогом школы у лучших русских поэтов, то первая же «южная поэма» Пушкина «Кавказский пленник» (1822 г.) поставила его во главе всей современной русской литературы, принесла заслуженную славу первого поэта, неизменно ему сопутствующую до конца 1820-х гг.. Получил эпитет «Русский Байрон»; в 1830-е

Позже выходит другая «южная поэма» «Бахчисарайский фонтан» (1824). Поэма получилась фрагментарной, словно таящей в себе нечто недосказанное, что и придало ей особую прелесть, возбуждающую в читательском восприятии сильное эмоциональное поле. П. А. Вяземский писал из Москвы по этому поводу:
Появление «Бакчисарайского фонтана» достойно внимания не одних любителей поэзии, но и наблюдателей успехов наших в умственной промышленности, которая также, не во гнев будь сказано, содействует, как и другая, благосостоянию государства. Рукопись маленькой поэмы Пушкина была заплачена три тысячи рублей; в ней нет шести сот стихов; итак, стих (и еще какой же? заметим для биржевых оценщиков — мелкий четырестопный стих) обошелся в пять рублей с излишком. Стих Байрона, Казимира Лавиня, строчка Вальтера Скотта приносит процент еще значительнейший, это правда! Но вспомним и то, что иноземные капиталисты взыскивают проценты со всех образованных потребителей на земном шаре, а наши капиталы обращаются в тесном и домашнем кругу. Как бы то ни было, за стихи «Бакчисарайского фонтана» заплачено столько, сколько еще ни за какие русские стихи заплачено не было.

Вместе с тем поэт пытается обратиться к российской древности, наметив планы поэм «Мстислав» и «Вадим» (последний замысел принял и драматургическую форму), создаёт сатирическую поэму «Гавриилиада» (1821), поэму «Братья-разбойники» (1822; отдельное издание в 1827). Со временем в Пушкине созрело убеждение (поначалу безысходно трагическое), что в мире действуют объективные законы, поколебать которые человек не в силах, как бы ни были отважны и прекрасны его помыслы. В таком ключе был начат в мае 1823 в Кишинёве роман в стихах «Евгений Онегин»; финал первой главы романа предполагал историю путешествия героя за пределами родины по образцу поэмы Байрона «Дон Жуан».

Пока же в июле 1823 года Пушкин добивается перевода по службе в Одессу в канцелярию графа Воронцова. Именно в это время он сознаёт себя как профессиональный литератор, что предопределилось бурным читательским успехом его произведений. Интрижка с женой начальника и неспособность к государственной службе приводит к тому, что поэт подаёт прошение об отставке. В результате в июле 1824 года отстранён от службы и направлен в псковское имение Михайловское под надзор родителей.

Михайловское

Впервые юный поэт побывал здесь летом 1817 года, и был очарован «сельской жизнью, русской баней, клубникой и проч.»

Через два года, после тяжелой болезни он вновь провел здесь лето. В это время были написаны стихотворения «Деревня» и «Домовому»:

Поместья мирного незримый покровитель,
Тебя молю, мой добрый домовой,
Храни селенье, лес и дикий садик мой
И скромную семьи моей обитель...

В 1824 году, будучи замечен в интересе к атеизму, неугодный одесскому начальству, он был исключен со службы у графа Воронцова и сослан в имение своей матери. Здесь Пушкин провел 2 года (до сентября 1826 г.) — это самое продолжительное пребывание Пушкина в Михайловском.

Несмотря на тяжёлые переживания, первая Михайловская осень была плодотворной для поэта. Пушкин завершает начатые в Одессе стихотворения «Разговор книгопродавца с поэтом», где формулирует своё профессиональное кредо, «К морю» — лирическое раздумье о судьбе человека эпохи Наполеона и Байрона, о жестокой власти исторических обстоятельств над личностью, поэму «Цыганы» (1827), продолжает писать роман в стихах. Осенью 1824 г. он возобновляет работу над автобиографическими записками, брошенную в самом начале в кишинёвскую пору, и обдумывает сюжет народной драмы «Борис Годунов» (окончена 7 (19) ноября 1825 (отдельное издание в 1831)), пишет шуточную поэму «Граф Нулин». Всего в Михайловском поэтом создано около ста произведений.

В 1825 году встречает в соседнем имении Тригорском Анну Керн, которой посвящает стихотворение «Я помню чудное мгновенье…». В конце 1825 — начале 1826 года завершает пятую и шестую главы романа «Евгений Онегин», которые в то время ему представляются как окончание первой части произведения. В последние дни Михайловской ссылки поэт пишет стихотворение «Пророк».

Через месяц после окончания ссылки он вернулся «вольным в покинутую тюрьму» и провел в Михайловском около месяца.

Последующие годы поэт периодически приезжал сюда, чтобы отдохнуть от рассеянной жизни и чтобы писать на свободе. Например, здесь в 1827 году Пушкин начал писать роман «Арап Петра Великого».

После ссылки

В ночь с 3 на 4 сентября 1826 года в Михайловское прибывает нарочный от псковского губернатора Б. А. Адеркаса: Пушкин в сопровождении фельдъегеря должен явиться в Москву, где в то время находился Николай I, коронованный 22 августа (ст. ст.).

8 сентября, сразу же после прибытия, Пушкин доставлен к царю для личной аудиенции. Поэту по возвращении из ссылки гарантировалось личное высочайшее покровительство и освобождение от обычной цензуры.

Именно в эти годы возникает в творчестве Пушкина интерес к личности Петра I, царя-преобразователя. Он становится героем начатого романа о прадеде поэта, Абраме Ганнибале, и новой поэмы «Полтава».

Не заводя собственного дома, Пушкин мечется между Москвой и Петербургом, иногда заезжая в Михайловское, рвётся то на театр военных действий с началом турецкой кампании 1828, то в китайское посольство; самовольно уезжает на Кавказ в 1829 году.

К этому времени в творчестве поэта обозначился новый поворот. Трезвый исторический и социальный анализ действительности сочетается с осознанием сложности часто ускользавшего от рационального объяснения окружающего мира, что наполняет его творчество ощущением тревожного предчувствия, ведёт к широкому вторжению фантастики, рождает горестные, подчас болезненные воспоминания, напряжённый интерес к смерти.

В то же время после его поэмы «Полтава» отношение к нему в критике и среди части читательской публики стало более холодным или критичным.

В 1827 началось расследование по поводу стихотворения «Андрей Шенье» (написанного ещё в Михайловском в 1825 г.), в котором был усмотрен отклик на события 14 декабря 1825, а в 1828 правительству стала известна кишинёвская поэма «Гавриилиада». Дела эти были по высочайшему повелению прекращены после объяснений Пушкина, но за поэтом был учреждён негласный полицейский надзор.

Болдино


Портрет Н. Н. Пушкиной работы Александра Брюллова (1831—1832 гг.)

Портрет Н. Н. Пушкиной работы Александра Брюллова (1831—1832 гг.)


Пушкин чувствует необходимость житейских перемен. В 1830 году повторное его сватание к Наталье Николаевне Гончаровой, 18-летней московской красавице, было принято, и осенью он отправляется в нижегородское имение своего отца Болдино для вступления во владение близлежащей деревней Кистенево, подаренной отцом к свадьбе. Холерные карантины задержали поэта на три месяца, и этой поре было суждено стать знаменитой Болдинской осенью, наивысшей точкой пушкинского творчества, когда из-под его пера вылилась целая библиотека произведений: «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» («Повести Белкина», «Опыт драматических изучений» («Маленькие трагедии»), последние главы «Евгения Онегина», «Домик в Коломне», «История села Горюхина», «Сказка о попе и о работнике его Балде», несколько набросков критических статей и около 30 стихотворений.

Среди болдинских произведений, словно нарочито непохожих одно на другое по жанру и тональности, особенно контрастируют друг с другом два цикла: прозаический и драматический. Это два полюса его творчества, к которым тяготеют остальные произведения, написанные в три осенних месяца 1830.

«Повести Белкина» явились первым из дошедших до нас завершённым произведением пушкинской прозы, опыты к созданию которой предпринимались им неоднократно. В 1821 году он сформулировал основной закон своего прозаического повествования: «Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат». Эти повести — также своеобразные мемуары обыкновенного человека, который, не находя ничего значительного в своей жизни, наполняет свои записки пересказом услышанных историй, поразивших его воображение своей необычностью.

В это же время Пушкин принимал активное участие в издании «Литературной газеты» (газета выходила с 1 января 1830 г. по 30 июня 1831 г.) своего друга издателя А. А. Дельвига, причем А. А. Дельвиг, подготовив первые два номера и выехав временно из Петербурга, поручил газету Пушкину, который и стал фактическим редактором первых 13 номеров. Конфликт «Литературной газеты» с редактором полуофициозной газеты Ф. В. Булгариным, агентом Третьего отделения, привёл, после публикации газетой четверостишия Казимира Делавиня о жертвах Июльской революции, к закрытию издания.

18 февраля (2 марта) 1831 венчается с Натальей Гончаровой в московской церкви Большого Вознесения у Никитских ворот. Пушкину — 31 год, Натали — 18… При обмене колец кольцо Пушкина упало на пол. Потом у него погасла свеча. Он побледнел и сказал: «Все — плохие предзнаменования!».

Сразу после свадьбы семья Пушкиных ненадолго поселилась в Москве на Арбате, дом 53 (по современной нумерации; сейчас музей), там Пушкины прожили до середины мая 1831 года, даже не дожидаясь срока окончания аренды, и уехали в столицу.

Весной того же года переселяется с женой в Петербург, сняв на лето дачу в Царском Селе. Здесь Пушкин пишет «Письмо Онегина», тем самым окончательно завершая работу над романом в стихах, который стал его «спутником верным» на протяжении восьми лет жизни.

Новое восприятие действительности, наметившееся в его творчестве в конце 1820-х годов, требовало углублённых занятий историей: в ней следовало найти истоки коренных вопросов современности. В 1831 году он получает разрешение работать в архивах и зачисляется снова на службу в качестве «историографа», получив высочайшее задание написать «Историю Петра». Холерные бунты, ужасные по своей жестокости, и польские события, поставившие Россию на грань войны с Европой, представляются поэту угрозой российской государственности. Сильная власть в этих условиях кажется ему залогом спасения России — этой идеей вдохновлены его стихотворения «Перед гробницею святой…», «Клеветникам России», «Бородинская годовщина»: последние два вместе со стихотворением В. А. Жуковского были напечатаны специальной брошюрой «На взятие Варшавы» и вызвали обвинение в политическом ренегатстве, обусловили падение популярности Пушкина на Западе и в какой-то мере — в России. Вместе с тем Ф. В. Булгарин, связанный с III отделением, обвинял поэта в приверженности либеральным идеям.

С начала 1830-х годов проза в творчестве Пушкина начинает превалировать над поэтическими жанрами. «Повести Белкина» (изданы в 1831) г. успеха не имели. Пушкин замышляет широкое эпическое полотно, роман из эпохи пугачёвщины с героем-дворянином, перешедшим на сторону бунтовщиков. Замысел этот на время оставляется из-за недостаточных знаний той эпохи, и начинается работа над романом «Дубровский» (1832—33), герой его, мстя за отца, у которого несправедливо отняли родовое имение, становится разбойником. Хотя сюжетная основа произведения почерпнута Пушкиным из современной жизни, в ходе работы роман всё больше приобретал черты традиционного авантюрного повествования с нетипичной в общем-то для русской действительности коллизией. Возможно, предвидя к тому же непреодолимые цензурные затруднения с публикацией романа, Пушкин оставляет работу над ним, хотя роман был и близок к завершению. Замысел произведения о пугачёвском бунте вновь привлекает его, и верный исторической точности, он прерывает на время занятия по изучению Петровской эпохи, штудирует печатные источники о Пугачёве, добивается ознакомления с документами о подавлении крестьянского восстания (само «Дело Пугачёва», строго засекреченное, оказывается недоступным), а в 1833 г. предпринимает поездку на Волгу и Урал, чтобы воочию увидеть места грозных событий, услышать живые предания о пугачёвщине. Пушкин едет через Нижний Новгород, Казань и Симбирск на Оренбург, а оттуда на Уральск, вдоль древней реки Яик, переименованной после крестьянского восстания в Урал.

7 января 1833 года Пушкин был избран членом Российской академии одновременно с П. А. Катениным, М. Н. Загоскиным, Д. И. Языковым и А. И. Маловым.

Осенью 1833 года он возвращается в Болдино. Теперь Болдинская осень Пушкина вдвое короче, нежели три года назад, но по значению она соразмерна Болдинской осени 1830 года. За полтора месяца Пушкин завершает работу над «Историей Пугачёва» и «Песнями западных славян», начинает работу над повестью «Пиковая дама», создаёт поэмы «Анджело» и «Медный всадник», «Сказку о рыбаке и рыбке» и «Сказку о мёртвой царевне и о семи богатырях», стихотворение в октавах «Осень».

Петербург


Родословное древо Пушкиных, (акварель, неизвестный художник, начало XIX века; центральный музей А. С. Пушкина)

Родословное древо Пушкиных, (акварель, неизвестный художник, начало XIX века; центральный музей А. С. Пушкина)


В ноябре 1833 Пушкин возвращается в Петербург, ощущая необходимость круто переменить жизнь и прежде всего выйти из-под опеки двора.


Подлинный прибор Пушкина из музея на Мойке, 12, Санкт-Петербург

Подлинный прибор Пушкина из музея на Мойке, 12, Санкт-Петербург



Уменьшенное факсимиле рукописи Пушкина (проза)

Уменьшенное факсимиле рукописи Пушкина (проза)


Накануне 1834 года Николай I производит своего историографа в младший придворный чин камер-юнкера. Единственным выходом из двусмысленного положения, в котором оказался Пушкин, было добиться немедленной отставки. Но семья росла (у Пушкиных родилось четверо детей: Мария, Александр, Григорий и Наталья), светская жизнь требовала больших расходов, последние же книги Пушкина вышли более года назад и большого дохода не принесли, исторические занятия поглощали всё больше времени, жалование историографа было незначительным, и только царь мог разрешить издание новых произведений Пушкина, которые могли бы упрочить его материальное положение, поэтому до отставки дело не дошло. Тогда же была запрещена поэма «Медный всадник».

Чтобы как-то выйти из срочных долгов, Пушкин в начале 1834 быстро дописывает другую, прозаическую петербургскую повесть, «Пиковую даму» и помещает её в журнале «Библиотека для чтения», который платил Пушкину незамедлительно и по высшим ставкам. Она была начата в Болдине и предназначалась тогда, по-видимому, для совместного с В. Ф. Одоевским и Н. В. Гоголем альманаха «Тройчатка».

В 1834 Пушкин подаёт в отставку с просьбой сохранить право работы в архивах, необходимое для исполнения «Истории Петра». Просьба об отставке была принята, но работать в архивах ему было запрещено. Пушкин был вынужден прибегнуть к посредничеству Жуковского, чтобы урегулировать конфликт. За лояльность ему была выдана испрошенная ранее денежная ссуда в счёт пятигодичного жалованья. Эта сумма не покрывала и половины долгов Пушкина, с прекращением выплаты жалованья приходилось надеяться только на литературные доходы. Но профессиональный литератор в России был слишком необычной фигурой. Доход его зависел от читательского спроса на произведения. В конце 1834 — нач. 1835 вышло несколько итоговых изданий произведений Пушкина: полный текст «Евгения Онегина» (в 1825—32 роман печатался отдельными главами), собрания стихотворений, повестей, поэм — все эти книги расходились с трудом. Критика уже в полный голос говорила об измельчании таланта Пушкина, о конце его эпохи в русской литературе. Две осени — 1834 (в Болдине) и 1835 (в Михайловском) были менее плодотворны. В третий раз поэт приезжал в Болдино осенью 1834 г. по запутанным делам имения и прожил там месяц, написав лишь «Сказку о золотом петушке». В Михайловском Пушкин продолжал работать над «Сценами из рыцарских времен», «Египетскими ночами», создал стихотворение «Вновь я посетил».

Широкой публике, сокрушающейся о падении пушкинского таланта, было неведомо, что лучшие его произведения не были пропущены в печать, что в те годы шёл постоянный, напряжённый труд над обширными замыслами: «Историей Петра», романом о пугачёвщине. В творчестве поэта назрели коренные изменения. Пушкин-лирик в эти годы становится преимущественно «поэтом для себя». Он настойчиво экспериментирует теперь с прозаическими жанрами, которые не удовлетворяют его вполне, остаются в замыслах, набросках, черновиках, ищет новые формы литературы.

«Современник»

В этих условиях он находит выход, решающий многие проблемы. В 1836 году он основывает журнал, названный «Современником». В нём печатались произведения Николая Гоголя, Александра Тургенева, В. А. Жуковского, П. А. Вяземского.


«Современник»

«Современник»


Тем не менее читательского успеха журнал не имел: к новому типу серьёзного периодического издания, посвящённого актуальным проблемам, трактуемым по необходимости намёками, русской публике предстояло ещё привыкнуть. У журнала оказалось всего 600 подписчиков, что делало его разорительным для издателя, так как не покрывались ни типографские расходы, ни гонорары сотрудников. Два последних тома «Современника» Пушкин более чем наполовину наполняет своими произведениями, по большей части, анонимными.

В четвёртом томе «Современника» был, наконец, напечатан роман «Капитанская дочка».

Тем же устремлением к будущим поколениям вдохновлено и итоговое стихотворение Пушкина, восходящее к Горацию, «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» (август 1836).

Гибель

В ноябре 1836 года возник конфликт поэта с поручиком Геккереном (Дантесом). Ссора, причиной которой была оскорблённая честь Пушкина, привела к дуэли. На письмо Пушкина барону Геккерену от 26 января 1837 года барон Д`Аршиак принес Пушкину ответ. Пушкин его не читал, но принял вызов, который был ему сделан бароном Геккереном от имени сына.

27 января на дуэли поэт был ранен; пуля перебила шейку бедра и проникла в живот. Для того времени ранение было смертельным.

Перед смертью Пушкин, приводя в порядок свои дела, обменивался записками с Императором Николаем I. Записки передавали два человека:
В. А. Жуковский — поэт, на тот момент воспитатель наследника престола, будущего императора Александра II.
Н. Ф. Арендт — лейб-медик императора Николая I, врач Пушкина.


Марка СССР к 100-летию со дня смерти, 1937


Поэт просил прощения за нарушение царского запрета на дуэли:
…жду царского слова, чтобы умереть спокойно…

Государь:
Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе моё прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки.
— Считается, что эту записку передал Жуковский

Николай видел в Пушкине опасного «вождя вольнодумцев» (в этой связи были ограничены народные выступления в его память) и впоследствии уверял, что он «насилу довёл Пушкина до кончины христианской», что не соответствовало действительности: ещё до получения царской записки поэт, узнав от врачей, что его рана смертельна, послал за священником, чтобы причаститься. 29 января (10 февраля) в 14:45 Пушкин скончался от перитонита. Николай I выполнил обещания, данные поэту.

Распоряжение Государя:
1. Заплатить долги.
2. Заложенное имение отца очистить от долга.
3. Вдове пенсион и дочери по замужество.
4. Сыновей в пажи и по 1 500 рублей на воспитание каждого по вступление на службу.
5. Сочинения издать на казённый счёт в пользу вдовы и детей.
6. Единовременно 10 000 рублей.

Александр Пушкин похоронен на кладбище Святогорского монастыря Псковской губернии.

Потомки Пушкина

Из детей Пушкина только двое оставили потомство — Александр и Наталья. Потомки поэта живут сейчас по всему земному шару: в США, Англии, Германии, Бельгии. Около пятидесяти из них проживают в России, в том числе Татьяна Ивановна Лукаш, прабабушка которой (внучка Пушкина) была замужем за внучатым племянником Гоголя. Сейчас Татьяна живёт в Клину.

Творчество Пушкина

Литературная репутация и культурная роль Пушкина


Юбилейная монета 1 рубль с профилем Пушкина (1999)


Александр Сергеевич Пушкин имеет репутацию великого или величайшего русского поэта, в частности, так его именует Энциклопедия «Кругосвет», «Русский биографический словарь» и «Литературная энциклопедия». В филологии Пушкин рассматривается как создатель современного русского литературного языка (см. например, работы В. В. Виноградова), а «Краткая литературная энциклопедия» (автор статьи С. С. Аверинцев) говорит об эталонности его сочинений, подобно произведениям Данте в Италии или Гёте в Германии. Д. С. Лихачёв писал о Пушкине как о «нашем величайшем национальном достоянии».

Ещё при жизни поэта стали именовать гением, в том числе печатно. Со второй половины 1820-х годов он стал считаться «первым русским поэтом» (не только среди современников, но и русских поэтов всех времён), а вокруг его личности среди читателей сложился настоящий культ. С другой стороны, в 1830-е (после его поэмы «Полтава») имело место и определённое охлаждение части читающей публики к Пушкину.

В статье «Несколько слов о Пушкине» (1830-е), Н. В. Гоголь писал, что «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет». Критик и философ-западник В. Г. Белинский назвал его «первым поэтом-художником России». Ф. М. Достоевский отмечал, что «в „Онегине“, в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто» и говорил о «всемирности и всечеловечности его гения».

Изучение Пушкина

Осмысление Пушкина в русской культуре делится на два направления — художественно-философское, эссеистическое, основателями которого были Николай Гоголь и Аполлон Григорьев (в этом ряду — многие русские писатели, включая Фёдора Достоевского, Марину Цветаеву и Андрея Синявского, и философы), и научное историко-биографическое, заложенное Павлом Анненковым и Петром Бартеневым. Расцвет научной пушкинистики в России начала XX в. связан с созданием Пушкинского дома в 1905, Пушкинского семинария в 1908 г., появлением серийных публикаций о Пушкине. В советское время, в условиях ограничений изучения идеологии Пушкина, большое развитие получила пушкинская текстология и исследования его стиля. Ряд важных достижений связан с пушкинистикой за рубежом (Польша, Франция, США и др.), в том числе в русской эмиграции.

Отрицание творчества Пушкина и критика его культа

Публицист-«шестидесятник» и литературный критик Дмитрий Писарев отрицал значение творчества Пушкина для современности: «Пушкин пользуется своею художественною виртуозностью, как средством посвятить всю читающую Россию в печальные тайны своей внутренней пустоты, своей духовной нищеты и своего умственного бессилия». На той же позиции стояли и многие нигилисты 1860-х годов, такие, как Михаил Антонович и Варфоломей Зайцев.

В. Маяковский, Д. Бурлюк, В. Хлебников, А. Крученых, Б. Лившиц призывали «бросить Пушкина [вместе с рядом других классиков] с парохода современности» в манифесте футуристов 1912 года «Пощёчина общественному вкусу». Далее в манифесте говорилось: «Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней» (парафраз слов Тютчева на смерть Пушкина: «Тебя, как первую любовь, России сердце не забудет»).

По мнению ряда исследователей, с 1937 года в СССР официальная идеология насажадала «культ Пушкина»; «культ Пушкина становится частью культа Сталина». Существует также мнение, что «чисто коммунистический культ Пушкина возводился по точно такой же модели, как культы Ленина и Сталина».

Произведения

Поэмы

- Руслан и Людмила (1817—1820)
- Кавказский пленник (1820—1821)
- Гавриилиада (1821)
- Вадим (1821—1822)
- Братья разбойники (1821—1822)
- Бахчисарайский фонтан (1821—1823)
- Цыганы (1824)
- Граф Нулин (1825), факсимильное воспроизведение первого издания 1827 года, pdf
- Полтава (1828—1829)
- Тазит (1829—1830)
- Домик в Коломне (1830)

Автограф Пушкина — автопортрет с Онегиным на набережной Невы





- Езерский (1832)
- Анджело (1833)
- Медный всадник (1833)

Роман в стихах

- Евгений Онегин (1823—1832)

Драматические произведения

- Борис Годунов (1825)
- Скупой рыцарь (1830)
- Моцарт и Сальери (1830)
- Каменный гость (1830) ФЭБ: Пушкин. Каменный гость. — 1948 (текст)
- Пир во время чумы (1830)
- Русалка (1829—1832)

Проза

- Арап Петра Великого (1827)
- Роман в письмах (1829)
- Повести покойного Ивана Петровича Белкина (1830)
- Выстрел
- Метель
- Гробовщик
- Станционный смотритель
- Барышня-крестьянка
- История села Горюхина (1830)
- Рославлев (1831)
- Дубровский (1833)
- Пиковая дама (1834)
- История Пугачева (1834)
- Египетские ночи (1835)
- Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года (1835)
- Капитанская дочка (1836)

Сказки

- Жених (1825)
- Сказка о попе и о работнике его Балде (1830)
- Сказка о медведихе (1830—1831)
- Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди (1831)
- Сказка о рыбаке и рыбке (1833)
- Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях(1833)
- Сказка о золотом петушке (1834)

Пушкин в культуре


Рисунки Пушкина. Малый лист с серией марок России К 200-летию со дня рождения. 1998


Произведения Пушкина в других видах искусства

Экранизации

- 1909/1910 — Бахчисарайский фонтан
- 1910 — Пиковая дама
- 1911 — Евгений Онегин
- 1916 — Пиковая дама
- 1930 — Сказка о попе и работнике его Балде (анимационный, не закончен), режиссёр Михаил Цехановский
- 1936 — Дубровский
- 1943 — Сказка о царе Салтане
- 1950 — Сказка о рыбаке и рыбке
- 1951 — Сказка о мертвой царевне и семи богатырях
- 1953 — Алеко
- 1958 — Евгений Онегин
- 1959 — Капитанская дочка
- 1964 — Метель
- 1966 — Сказка о царе Салтане
- 1966 — Выстрел
- 1972 — Руслан и Людмила
- 1972 — Станционный смотритель
- 1973 — Сказка о попе и работнике его Балде
- 1979 — Бал
- 1979 — Маленькие трагедии
- 1979 — Осенние колокола
- 1982 — Пиковая дама
- 1984 — Сказка о царе Салтане
- 1986 — Борис Годунов
- 1989 — Благородный разбойник Владимир Дубровский
- 1995 — Барышня-крестьянка
- 1999 — Русский бунт
- 1999-2000 — Онегин

Музыкальный театр

* 1821 — Руслан и Людмила, или Низвержение Черномора, злого волшебника (балет), композитор Ф. Е. Шольц. Постановка: Театр на Моховой (Москва), 1821
* 1823 — Кавказский пленник, или Тень невесты (балет), композитор К. Кавос
* 1831 — Чёрная шаль, или Наказанная неверность (одноактный балет на сборную музыку различных композиторов (по стихотворению А. С. Пушкина «Чёрная шаль»). Сценарист, балетмейстер, автор музыкальной обработки А. П. Глушковский. Постановка: 11 декабря 1831 года в Большом театре (Москва), художник И. Браун, дирижёр Д. П. Карасёв; исполнители: Муруз — Н. А. Пешков, Олимпия — Т. И. Глушковская, Аспазия — Ф. Гюллень-Сор, Зеида — Е. И. Лобанова, Вахан — Ж. Ришар
* 1842 — Руслан и Людмила (опера), композитор М.Глинка
* 1850 — Пиковая дама (фр. La Dame de Pique) (опера по мотивам повести), композитор Фроманталь Галеви
* 1856 — Русалка (опера), композитор А.Даргомыжский
* 1858 — Кавказский пленник (опера), композитор Ц. Кюи
* 1867 — «Золотая рыбка» (балет), композитор Л.Минкус
* 1868 — Каменный гость (опера), композитор А. Даргомыжский
* 1869 — Борис Годунов (опера), композитор М.Мусоргский
* 1878 — Евгений Онегин (опера), композитор П. Чайковский
* 1883 — Мазепа (опера), композитор П. Чайковский
* 1891 — Пиковая дама (опера), композитор П. Чайковский
* 1892 — Алеко (опера), композитор С. Рахманинов
* 1896 — Дубровский (опера), композитор Э. Направник
* 1897 — Моцарт и Сальери (опера), композитор Н. Римский-Корсаков
* 1900 — Египетские ночи (балет), композитор А. Аренский
* 1900 — Сказка о царе Салтане (опера), композитор Н. Римский-Корсаков
* 1900 — Пир во время чумы (опера), композитор Ц. Кюи
* 1903 — Скупой рыцарь (опера), композитор С. Рахманинов
* 1908 — Золотой петушок (опера), композитор Н. Римский-Корсаков
* 1909 — Капитанская дочка (опера), композитор Ц. Кюи
* 1934 — Бахчисарайский фонтан (балет), композитор Б.Асафьев
* 1937 — Золотой петушок (балет на музыку оперы), композитор Н. Римский-Корсаков
* 1937 — в Нью-Йорке в труппе Мордкин балле — балет на сюиту Н. Н. Черепнина «Золотая рыбка», балетмейстер Мордкин
* 1938 — Кавказский пленник (балет), композитор Б.Асафьев
* 1940 — Сказка о попе и о работнике его Балде (балет), композитор М.Чулаки
* 1940 — Граф Нулин (балет), композитор Б. Асафьев
* 1943 — Гробовщик (балет), композитор Б. Асафьев
* 1946 — Каменный гость (балет), композитор Б. Асафьев
* 1946 — Барышня-крестьянка (балет), композитор Б. Асафьев
* 1949 — Медный всадник (балет), композитор Р. Глиэр
* 1949 — Сказка о мертвой царевне и семи богатырях (балет), композитор А.Лядов
* 1971 — Скупой барон (опера), композитор Я. Наполи
* 1982 — Пир во время чумы (опера), композитор А. Николаев
* 1983 — Граф Нулин (опера), композитор А. Николаев
* 1984 — Дубровский (опера), композитор В. Кикта

Образ Пушкина и влияние на творчество других авторов

В литературе

А. С. Пушкин стал персонажем многочисленных художественных произведений, некоторые с большей или меньшей точностью отражают его биографию (например, роман «Пушкин» Ю.Тынянова), другие не ставят перед собой биографические цели.

М. Ю. Лермонтов отозвался на гибель Пушкина стихотворением «На смерть поэта». Личному восприятию образа и творчества Пушкина посвящен очерк Марины Цветаевой «Мой Пушкин».

В гротескном преломлении образ Пушкина представлен в произведениях Даниила Хармса. Многочисленные отсылки к творчеству Пушкина содержатся в произведениях постмодернизма, в частности, в ряде стихотворений Иосифа Бродского и Тимура Кибирова.

В кинематографе

О жизни Пушкина создан ряд фильмов:
* 1910 — Жизнь и смерть Пушкина
* 1927 — Поэт и царь
* 1937 — Юность поэта
* 1950 — Александр Пушкин
* 1981 — И с вами снова я
* 1986 — Последняя дорога
* 1999 — Живой Пушкин
* 2002 — Александр Пушкин
* 2006 — Пушкин. Последняя дуэль
* 2007 — 18-14

В кино образ поэта в разное время воплотили актёры:
* Евгений Червяков («Поэт и царь», 1927)
* Валентин Литовский («Юность поэта», 1937)
* Пётр Алейников («Глинка»)
* Сергей Шакуров («Наследница по прямой»)
* Юрий Веркун («Грибоедовский вальс», 1995)
* Евгений Стычкин («День полнолуния», 1998)
* Сергей Безруков («Пушкин. Последняя дуэль», 2006)
* Станислав Белозёров («18-14», 2007)

В массовой культуре

Популярность Пушкина привела к появлению посвящённых ему анекдотов, в том числе специфических. Так, некий «похабный» анекдот о Пушкине пытается рассказать персонаж пьесы Н.Эрдмана «Самоубийца» (1931).

Иногда отмечают распространение шаблонности и стереотипности восприятия Пушкина как великого поэта без проникновения в суть его творчества.

Владимир Набоков писал:
Не знаю, есть ли во Франции такие календари, как наши, когда на обратной стороне каждого листка дается текст для пятнадцатиминутного чтения, — словно, предлагая вам прочитать эти несколько назидательных и занятных строк, неизвестные составители хотели возместить вам потерю еще одного дня, страничку с числом которого вы собираетесь оторвать. Обычно сверху вниз следовали: дата какой-нибудь битвы, поэтическая строфа, идиотская пословица и обеденное меню. Часто там фигурировали стихи Пушкина; именно здесь читатель совершенствовал свое литературное образование. Эти несколько жалких строф, плохо понятых, прореженных как гребень, огрубевших от постоянного повторения кощунственными губами, возможно, составили бы всё, что русский мещанин знал о Пушкине, если бы не несколько популярных опер, которые якобы заимствованы из его творчества. …Наконец, к календарю и опере у неискушенного читателя присоединяются воспоминания начальной школы, сочинения — всё время одни и те же — о героях Пушкина. Не забудем ещё несколько скабрезных каламбуров, которые любят ему приписывать, и тогда у нас сложится достаточно правдивая картина состояния пушкинского духа у громадного большинства русских

Кроме того, в 2008 году на Пушкинском празднике во Пскове был организован флеш-моб, участники которого заявили, что «имя Пушкина настолько заездили и опошлили, что школьники просто уже не могут его слышать, а Пушкин тоже человек — пусть и у него будет нормальный день рождения, а не шоу для туристов».

В фильме «Бакенбарды» Юрия Мамина образ Пушкина используется героями фильма как основа для создания политического культа и организации, которую авторы фильма определяют как фашистскую. В нём также пародируется использование образа поэта в бытовых предметах — изображения А. С. Пушкина помещаются на матрёшки, нижнее бельё и т. д.

В российском кинофильме 2009 года «На море!» одна из героинь — Наташа — увлекается стихами Пушкина и зачитывает их своим друзьям вслух, но, кроме неё, гениальные произведения великого поэта никому больше не интересны — не для этого они приехали отдыхать на курорт, и поэтому её воспринимают как немного чудаковатую (по выражению одного из героев в фильме «Она же „космонавт“, блин»). Фильм выпущен кинокомпанией «Пушкин пикчерз», логотипом которой является изображение Пушкина, бегущего на лыжах.

«Пинежский Пушкин» — мультипликационный фильм. По мотивам одноименного произведения Бориса Шергина.

Память о Пушкине

Памятники и музеи


Памятник Пушкину и Гончаровой на Арбате. Скульптор — А. Н. Бурганов



Памятник Пушкину в Уральске



А. С. Пушкин на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде



Памятник Пушкину в Москве. Открытка конца XIX века. Скульптор — А. М. Опекушин



Барельеф Пушкина в харьковском метро. Сооружен в 1984 году.



Памятник на площади Искусств, Санкт-Петербург. Скульптор — М. К. Аникушин



Памятник А. С. Пушкину в центре Ашхабада, был установлен ещё в царское время.



Памятник Пушкину в Баку



Памятник Пушкину в Риме (скульптор Ю. Орехов)



Могила Пушкина в Святогорском Успенском монастыре. С репродукции 1887 г.



Памятник Пушкину в Москве. С репродукции 1887 г.



Святогорский Успенский монастырь. С репродукции 1887 г.


В разных городах мира установлены Памятники Пушкину. Наибольшее количество скульптур находится в городах России и странах бывшего СССР (Москва и Санкт-Петербург — по нескольку памятников в каждом, Минск, Киев, Львов, Одесса, Нарва, Ростов-на-Дону, Петрозаводск, Кишинев,Ашхабад, Тбилиси, Тирасполь, Бендеры, Баку, Харьков и другие), однако памятники поэту есть также в Риме, Мадриде, Вашингтоне, Квебеке, Вене, Париже, Мехико, Белграде, немецком Хеммере, бюст в финском Куопио и других городах.

В 2007 году Международная Федерация русскоязычных писателей объявила о программе «Всемирное культурное наследие, фундаментальные ценности и русский язык», в рамках которой по всему миру к 210-летию со дня рождения А. С. Пушкина планируется устанавливать памятники поэту. В рамках этой программы в венгерском Дёндёше, Панаме, македонском Скопье установлены бюсты Пушкина высотой 1,1 м.

Музеи, посвящённые жизни А. С. Пушкина, имеются в Москве, Санкт-Петербурге, Вологде («дом Пушкина»), Кишинёве и других городах.

Топонимика

* Город Пушкин Пушкинского района Санкт-Петербурга — до 1918 года Царское Село, до 1937 Детское Село. Город получил своё название в 1937 году, к 100-летию со дня смерти поэта.
* Пушкино — город областного подчинения, районный центр Пушкинского района Московской области. У города есть железнодорожная станция с таким же названием.
* Пушкин — хутор в Красносулинском районе Ростовской области. Входит в состав Пролетарского сельского поселения.
* Пушкин — военный аэродром вблизи города Пушкин.

Именем Пушкина названы улицы (Санкт-Петербург, Харьков, Одесса, Рига и ещё ряд менее населённых городов России и стран бывшего СССР, а также в сербском Нови-Саде и македонском Скопье), площади (Москва), парки (Скопье).

Наиболее часто упоминаемый в связи с именем А. С. Пушкина объект — Пушкинская площадь в Москве получила своё название после переноса сюда в 1950 году первого памятника Пушкину работы Опекушина (первоначально установлен на Тверском бульваре в 1880 году).

В ряде городов память А. С. Пушкина увековечена в станциях метрополитена. В Санкт-Петербурге это две станции — «Пушкинская» и «Чёрная речка»). «Пушкинская» находится рядом с Витебским вокзалом, откуда ведет прямая железнодорожная ветка до Царского села. В подземном вестибюле станции на фоне вида царскосельского сада установлена скульптура сидящего на скамье поэта. Станция московского метро «Пушкинская» также оформлена как мемориальная. Её название связано с Пушкинской площадью, на которую имеется выход.

Пушкин-Тау — гора, расположена в республике Дагестан, в окрестностях города Избербаш.

Именем Пушкина названы также такие объекты, как малая планета 2208 Pushkin и кратер на Меркурии.


Пушкин на фоне Петропавловки. Барельеф в Харькове


Учреждения и организации

Имя Пушкина носят общественные и культурные учреждения и организации:
* Пушкинский дом (Институт русской литературы РАН).
* Пушкинский музей в Москве.
* Драматические театры в Москве, Пскове, Красноярске, Магнитогорске, Харькове, театр оперы и балета в Нижнем Новгороде и ряд других театров.
* Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина в Москве.
* Межпоселенческая центральная районная библиотека в Гатчине (с 2004 года)
* Общество русской культуры им. А.С. Пушкина в Америке.
* Немецкое Пушкинское общество (Deutsche Puschkin-Gesellschaft e.V.).
* Имя Пушкина также носил Училищный дом, основанный в 1907 году в Санкт-Петербурге на Ружейной улице (ныне — Мира). В советское время он стал школой (сейчас средняя школа № 80). Было ещё несколько таких училищных домов, расположенных в разных городах России и постсоветского пространства, часть из которых уже закрыты или готовятся к закрытию.
* Совместная туркмено-российская школа имени А. С. Пушкина в Туркменистане.

Прочее

* С 1977 года «Медаль А. С. Пушкина» является наивысшей почетной наградой в сфере международного исследования русского языка, учреждённой Министерством образования СССР. Ежегодно эта награда вручается не более 10 лицам, которые внесли выдающийся вклад в область исследования и распространения русского языка, русской культуры, включая русскую литературу, искусство и смежные с искусством сферы. Награждение производится через национальные организации МАПРЯЛ.
* С 1995 года премия имени А.С. Пушкина в области русского языка и литературы. Присуждается Российской академией наук.
* Медаль Пушкина утверждена указом Президента Российской Федерации от 9 мая 1999 года № 574.
* 6 июня 2009 года поисковые системы Яндекс и Google почтили память поэта оригинальным способом, внеся в свой логотип элементы рисунков Пушкина.

Исследователи биографии Пушкина

* Благой Д.Д.: «Пушкин А. С.» (БСЭ — 1955)
* Благой Д. Д.: Проблемы построения научной биографии Пушкина
* Благой Д. Д.: Творческий путь Пушкина, 1826—1830.
* Вацуро В. Э.: Пушкин в сознании современников.
* Вересаев В.: «Пушкин в жизни»
* Гершензон Д. Я.: «Пушкин А. С.» (БСЭ — 1940)
* Кирпичников А. И.: «Пушкин» (словарь Брокгауза и Ефрона — 1890—1907)
* Лотман Ю. М.: А. С. Пушкин: Биография писателя.
* Непомнящий В. С.: «Пушкин А. С.» (БСЭ — 1975)
* Томашевский Б. В.: «Пушкин А. С.» (словарь института Гранат — 1929)
* Тынянов Ю. Н.: «Пушкин»
* Тынянов Ю. Н.: Пушкин и Кюхельбекер.
* Храпченко М.: «Пушкин А. С.» (Литературная энциклопедия — 1935)
* Цявловский М. А.: Хронологическая канва биографии (ПСС — 1931)

Литературные журналы, сотрудничавшие с Пушкиным

* «Благонамеренный»
* «Вестник Европы»
* «Дамский журнал»
* «Литературные листки»
* «Литературный музеум на 1827 год»
* «Мнемозина, собрание сочинений в стихах и прозе»
* «Московский телеграф»
* «Невский зритель»
* «Новости литературы», или "Прибавления к «Русскому инвалиду»
* «Отечественные записки»
* «Полярная звезда»
* «Рецензент»
* «Русский инвалид, или Военные ведомости»
* «Северная пчела»
* «Северные цветы»
* «Подснежник»
* «Соревнователь просвещения и благотворения»
* «Сын отечества»

Литература

* Волович Н. М. Пушкинские места Москвы и Подмосковья. — М., 1979. — 231 с.: ил.
* Пушкин А. С. Сочинения: В [10 т.]. — 3-е изд. — СПб.: Изд. А. С. Суворина, 1887.
* Книга в России до середины XIX века/ Под ред. А. А. Сидорова, С. П. Луппова. — Л., 1978. — 320 с.
* Рыскин Е. И. Журнал А. С. Пушкина «Современник»: 1836—1837: Указ. содерж. — М., 1967. — 93 с.
* Летопись жизни и творчества А. С. Пушкина: 1799—1826/ Сост. М. А. Цявловский. — Л., 1991. — 784 с.




Биография


Александр Сергеевич Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин


Александр Сергеевич Пушкин (26 мая (6 июня) 1799, Москва - 29 января (10 февраля) 1837, Санкт-Петербург) - русский поэт, драматург и прозаик. Член Российской академии (1833).

Александр Сергеевич Пушкин имеет репутацию великого или величайшего русского поэта, в частности, так его именует Энциклопедия «Кругосвет», «Русский биографический словарь» и «Литературная энциклопедия».

В филологии Пушкин рассматривается как создатель русского литературного языка (см. например, работы В. В. Виноградова), а «Краткая литературная энциклопедия» говорит об эталонности его сочинений, подобно произведениям Данте в Италии или Гёте в Германии. Д. С. Лихачёв писал о Пушкине как о «нашем величайшем национальном достоянии».

Ещё при жизни поэта стали именовать гением, в том числе печатно, со второй половины 1820-х годов он стал считаться «первым русским поэтом» (не только среди современников, но и русских поэтов всех времён), а вокруг его личности среди читателей сложился настоящий культ; эта репутация была выражена, в частности, в статье Н. В. Гоголя 1832 г. «Несколько слов о Пушкине», который писал, что «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет».

Ф. М. Достоевский отмечал, что «в „Онегине“, в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто» и говорил о «всемирности и всечеловечности его гения».




И. А. ПИЛЬЩИКОВ
ПУШКИН И ПЕТРАРКА
(из комментариев к «Евгению Онегину»)
(Резюме)

1. С историей жизни и творчеством Петрарки читатели первой трети XIX в. знакомились прежде всего по II тому «Литературной истории Италии» П. -Л. Женгене (1811). Следы прилежного изучения этой книги носит статья Батюшкова «Петрарка» (1815) — первый в России оригинальный очерк об итальянском поэте. Батюшков говорит о Петрарке и в других статьях, основные темы которых (любовь Петрарки к Лауре, его поэтическая слава и его роль в формировании национального языка) стали отправным пунктом для пушкинских суждений о поэзии итальянского Ренессанса.

Еще одним авторитетным исследованием по истории итальянской словесности был труд Ж.-Ш.-Л. Симонда де Сисмонди «О литературе юга Европы» (1813). Сисмонди, которого Пушкин относил к числу виднейших европейских критиков, зачастую развивает и дополняет положения Женгене, но в случае с Петраркой дело обстоит иначе: «наперекор всеобщему вкусу» Сисмонди не принимал поэзии Петрарки и печатно заявлял о своем «предубеждении» против него. В России демарш Сисмонди поддержал Катенин, который в своих «Размышлениях и разборах» (1830) доказывал «несогласное с общим суждение», что в стихах Петрарки «все изыскано, переслащено, натянуто и запутано», а сам он не достоин «звания Поэта». Пушкин избежал влияния катенинского «нигилизма»: его воззрения на Петрарку если не во всем, то во многом сходны с батюшковскими.

2. В «Евгении Онегине» упоминание Петрарки дало Пушкину повод связать мотив любви с мотивом славы (1, LVIII, 11—13). Эта ассоциация вполне уместна и оправдана: как писал Батюшков, «неумеренная любовь к славе равнялась, или спорила с любовью к Лауре в пламенной душе Петрарки». Обе темы заданы уже в первых строках батюшковского очерка:

«S’amor non e, che dunque e quel ch’io sento?
Что же я чувствую, если и это не любовь?»

По наблюдению В. Я. Брюсова, итальянскую цитату, с которой начинается статья Батюшкова, Пушкин повторил в повести «Метель» (1830): «Нельзя было сказать, чтоб она <Марья Гавриловна> с ним <Бурминым> кокетничала; но Поэт <в автографе он назван прямо: „Петрарка“. — И. П. >, заметя ее поведение, сказал бы:

Se amor non e, che dune?...
<= Что же это, если не любовь?>»

Помимо многочисленных перекличек между батюшковскими и пушкинскими высказываниями о Петрарке есть еще один довод в пользу того, что итальянская фраза запомнилась Пушкину по цитате у Батюшкова. Речь идет о пушкинской ошибке: no ‘нет’ вместо non ‘не’; та же ошибка была допущена при первой публикации статьи Батюшкова в «Вестнике Европы». Эта оплошность исправлена в батюшковских «Опытах в Стихах и Прозе», которые Пушкин ко времени работы над «Повестями Белкина», конечно, перечел не раз; но, по-видимому, первое впечатление, как это нередко бывает, оказалось сильнее последующих.

3. Совпадение в выборе цитат у Пушкина и Батюшкова симптоматично: скорее всего, знакомство Пушкина с наследием Петрарки ограничилось отдельными стихотворениями и фрагментами, найденными в критических и историко-литературных работах. У нас нет данных, удостоверяющих, что поэт пытался самостоятельно штудировать Петрарку в подлиннике (как это делали, например, Батюшков и Катенин или как сам Пушкин изучал Данте). Наоборот, все цитаты из Петрарки, которые встречаются в сочинениях Пушкина, могли быть ему известны по статье Батюшкова и по книге Сисмонди.

Выдержки из Петрарки у Сисмонди немногочисленны: он разбирает отрывки из канцоны «O aspettata in ciel, beata e bella...» и пять сонетов, один из которых — «Erano i capei d’oro a l’aura sparsi...» — переводит стихами. Именно эти два произведения нашли отклик в пушкинском стихотворном романе.

Стихи 49 и 51 из канцоны «O aspettata in ciel...» вынесены в эпиграф к 6-й главе «Евгения Онегина»: La sic! sotto giorni sic! nubilosi e brevi // Nasce una gente a cui l'morir sic! non dole = Там, где дни пасмурны и кратки, // Родится народ, которому умирать не больно. В современных изданиях «Онегина» итальянская цитата частично выправлена по стандартному тексту «Il Canzoniere» (редакторы печатают sotto i giorni вместо sotto giorni). Между тем, пропуск артикля i перед существительным giorni ‘дни’ — важная «улика»: дело в том, что Пушкин воспроизвел канцону Петрарки так, как она была напечана в «De la litterature du midi de l’Europe», и это не единственный случай, когда Пушкин цитирует итальянских авторов по книге Сисмонди, не сверяясь с первоисточниками.

Слова Петрарки о северной стране (Германии) Пушкин применил к России. Одновременно с этим была внесена поправка в эпиграф ко 2-й главе: к хрестоматийной цитате из Горация («O rus!. . ») Пушкин добавил пародическое восклицание «О Русь!» (оно присутствовало в беловых рукописях 2-й главы, но впервые было напечатано в списке исправлений, приложенном к отдельному изданию главы 6-й). Тема России в эпиграфах к роману стала сквозной.

4. Еще одна цитата из Петрарки должна была появиться в автокомментариях к лирическому отступлению о женщинах, которое находим в 3-й главе «Онегина». Это отступление начинается словами о «недоступных красавицах»: <...> Читал // Над их бровями надпись ада: // Оставь надежду навсегда (3, XXII, 8—10). В сноске приведен оригинал выделенной строки (Данте, «Ад» III, 9): Lasciate ogni speranza voi ch’intrate. Следующая строфа пушкинского романа построена на парафразах из Петрарки: Среди поклонников послушных // Других причудниц я видал, // Самолюбиво равнодушных // Для вздохов страстных и похвал <...> Они, суровым поведеньем // Пугая робкую любовь, // Ее привлечь умели вновь, // По крайней мере, сожаленьем, // По крайней мере, звук речей // Казался иногда нежней <...> (3, XXIII, 1—11).

К слову сожаленье в беловой рукописи сделана сноска, аналогичная примечанию к цитате из Данте и содержащая строки 5—6 из сонета «Erano i capei d’oro...»: E’l viso di pietosi color farsi // Non so se vero o falso, mi parea = И ее лицо покрылось краской сострадания, // Казалось мне, — не знаю, правда или нет. В том же сонете Петрарка говорит: <...> et le parole // Sonavan altro, che pur voce humana = <...> и ее речи // Звучали не так, как обычный человеческий голос (10—11). В переложении Сисмонди голос Лауры (son accent) наделен эпитетами tendre et doux (оба имеют значение ‘нежный’; ср. : <...> звук речей // Казался иногда нежней). Эти эпитеты повторены у Сисмонди дважды — в стихах 5—6 и в стихе 11. Таким образом, фрагменты, перефразированные Пушкиным, образуют лейтмотив не у Петрарки, а в тексте Сисмонди.

Сисмонди рассказывает, что сонет «Erano i capei d’oro...» «был написан в то время, когда красота Лауры уже начала увядать, и все удивлялись неизменности чувств Петрарки к женщине, не вызывавшей более восхищения у тех, кто ее видел». Пушкинские причудницы — это дамы в возрасте, которые тешат свое самолюбие, вселяя тщетную надежду в сердца неопытных поклонников [ср. : <...> И с легковерным ослепленьем // Опять любовник молодой // Бежал за милой суетой (3, XXIII, 12—14)]. В окончательной редакции примечание с цитатой из Петрарки, проясняющее контекст XXIII строфы, почему-то было снято.

Заключение. Факты, изложенные в работе, позволяют говорить о решающем воздействии Батюшкова и Сисмонди на формирование представлений Пушкина о Петрарке. От Батюшкова Пушкин унаследовал уважительное признание заслуг Петрарки перед итальянской и мировой культурой, от Сисмонди — несколько отстраненное отношение к личности и творчеству Петрарки, подчас выражавшееся у Пушкина в легкой и вполне беззлобной иронии.

Ключевые роли в истории русской рецепции Петрарки сыграли старшие друзья Пушкина — Батюшков и Катенин. Если Батюшков, восторгавшийся Петраркой и видевший в нем одного из величайших лириков христианской эпохи, перенес на русскую почву идеи Женгене, то Катенин, напротив, довершил развенчание «классика» Петрарки, начатое «полуромантиком» Сисмонди. Пушкин занял умеренную позицию — в его отзывах о Петрарке крайности нивелированы.

Из обширного корпуса лирики Петрарки предшественники и современники Пушкина выделяли ограниченное количество произведений, которые становились предметом цитирования и обсуждения. По тому, какие произведения цитируются и какие оценки им даются, можно проследить линии влияния — своеобразные «изоглоссы», ведущие от одного автора к другому. Дело не исчерпывается регистрацией отдельных совпадений и расхождений — у нас появляется возможность с достаточной полнотой реконструировать весь комплекс отношений, связывающих Батюшкова с Ж.-Ф. Лагарпом и Женгене, Катенина — с Женгене и Сисмонди, Пушкина — с Сисмонди и Батюшковым, и т. д.

Совокупность признаков, подтверждающих опосредованный характер знакомства Пушкина с поэзией Петрарки, пополняется текстологическими данными. Отступления от орфографических и грамматических норм в итальянских цитатах (воспринимавшиеся многими редакторами Пушкина как досадная помеха, которую надо устранить) оказываются значимыми — стоит лишь найти верную историко-литературную перспективу.




Масленкова Н.А.
А.Пушкин глазами Даниила Хармса


Александр Сергеевич Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин


Пушкин в произведениях Хармса предстает в разных “обличьях”: как собственно хармсовский персонаж; как герой биографии, написанной для журнала “Чиж”; как объект литературной реминисценции.

С реминисценций и начнем. Литературные реминисценции произведений Пушкина у Хармса частично исследованы и указаны В.Сажиным, комментатором полного собрания сочинений. Он считает, что стихотворение “Неожиданный улов” – это парафраз пушкинского “Утопленника”. В стихотворении “Где ж? Где ж? Где ж? Где ж?” он находит скрытую цитату из “Евгения Онегина”: у Хармса – “Лучше б ездил на балы б”; у Пушкина – “Я балы б до сих пор любил”. Н.Перлина показывает, что в стихотворении “Я пел. / Теперь я стрел...” есть реминисценции из “Бесов”, а в стихотворении “Злое собрание неверных” она отмечает насыщенность текста цитатами и парафразами из Библии, А.Пушкина и В.Хлебникова. Следует, однако, отметить, что тема литературных реминисценций у Хармса требует отдельного, более подробного исследования. Так, например, начало детского стихотворения “Лыжная прогулка в лес” явно с пародией воспроизводит пушкинское “Зимнее утро”. И таких фрагментов гораздо больше, чем это указано в комментариях. Мне же хотелось бы более детально поговорить об образе самого Пушкина в хармсовских произведениях.

Пушкин в сознании Хармса, видимо, существовал постоянно. Хармс, несомненно, понимал значение Пушкина для русской и мировой литературы. В его дневниках есть запись “О гениях” от 20 октября 1933 года: “Если отбросить древних, о которых я не могу судить, то истинных гениев наберется только пять, и двое из них русские. Вот эти пять гениев-поэтов:
Данте, Шекспир, Гете, Пушкин и Гоголь”

Чуть раньше – 14 октября – Хармс там же перечисляет своих любимых писателей. Список возглавляет Гоголь. Пушкина среди них нет, но он все же появляется в некоторых миниатюрах Хармса 30-х годов как литературный персонаж. Вообще, это интересный феномен: писатели-модернисты (Брюсов, Мережковский, Белый) и тяготеющие к авангарду Бабель, Артем Веселый и даже Кафка отдают предпочтение Гоголю с его “некоторым алогизмом в стиле мышления”. Гармония Пушкина им чужда. Примечательно, что, несмотря на этот список предпочтений, в произведениях Хармса, в перечне гениев появляются и Пушкин, и Гоголь.

В декабре 1936 года, когда страна готовилась отметить столетие гибели поэта, Хармс работал над очерком о детских годах Пушкина для журнала “Чиж”. Как отмечает В.Сажин, многочисленные варианты текста очерка свидетельствуют о том, насколько трудна была эта работа для Хармса. Очерк представляет собой изложение хрестоматийно известных фактов биографии Пушкина (например, таких, как чтение стихов на экзамене в Лицее перед Державиным или история о том, как няня Арина Родионовна рассказывала ему сказки), а также перечень известных произведений. Хармс адаптировал эти сведения для детского восприятия, придав им форму диалога взрослого и ребенка. Причем очерк рассказывает не просто о поэте, а о “великом поэте”, “лучшем поэте”, - эти словосочетания лейтмотивом повторяются и в черновом, и в беловом вариантах: “Сто двадцать лет назад многие люди думали так, что самый лучший русский поэт – это старик Державин. И сам Державин знал, что он самый лучший русский поэт… И вот, когда мальчик прочитал свои стихи и замолчал, Державин понял, что перед ним стоит поэт еще лучший, чем он сам… С тех пор прошло много лет, и теперь мы все знаем, что тот мальчик, который читал Державину свои стихи, - наш самый лучший, самый любимый, самый великий поэт – Пушкин” (цитата из черновика). Примечательно, что потом Хармс убрал это нагнетание эпитетов, которое само по себе порождает ироническое отношение и к Пушкину, и к тексту очерка. Можно предположить, что здесь автор выполнял вполне определенный по содержанию заказ: он, видимо, должен был не просто рассказать о поэте, но о гении, который близок и понятен каждому советскому человеку. Автор воспроизводит официальную иерархию, которая одновременно является иерархией массового сознания, определяющей место всех явлений и персонажей пушкинского мифа: “старик” Державин - представитель прошлого, няня Арина Родионовна - женщина из народа, внушившая поэту любовь к русскому фольклору и родному языку и т.д. Эти признаки должны быть в сознании масс константными, составляющими сущность не реально существовавшего человека, а персонажа литературного и окололитературного мифа. Дело здесь именно в мифе.

Вообще говоря, художественный мир Хармса населен странными персонажами. Пушкин как персонаж Хармса ничего общего, кроме фамилии, с реальным человеком не имеет. Скорее всего, это пародия на героя биографического очерка. По времени к очерку близка миниатюра “О Пушкине”: Хармс параллельно работал над этими двумя произведениями ( Причем нет данных, что заметка “О Пушкине” предназначалась для печати. ) . И поэтому в качестве пародии надо рассматривать прежде всего именно миниатюру. Хармс пишет ее 15 декабря 1936 года. Тема высказывания – Пушкин. Главный его признак – “великий поэт”. Границы этого явления автор определяет через сравнение, переходящее в градацию: “менее велик”, “ничто”, “просто пузырь”. Автор выстраивает ряд: Гоголь – Пушкин – Наполеон – Бисмарк – Александры I, II, и III – “все люди”. Причем “все люди” по сравнению с Пушкиным – меньше, чем ничто. А Пушкин – меньше, чем ничто по сравнению с Гоголем. Автор, таким образом, создает систему ценностей-координат, которой он будет руководствоваться при создании текста (так же, как и в биографическом очерке). Предметом внимания автора вроде бы должно стать самое значимое явление – Гоголь, но “Гоголь так велик, что о нем и написать-то ничего нельзя”. Значит предметом изображения и, следовательно, критерием будет следующее по значимости после Гоголя явление – Пушкин, хотя “после Гоголя писать о Пушкине как-то обидно”. Примечательно, что автор своему субъективному восприятию придает значение объективное, заявляет его как неоспоримое, данное извне. Утверждая, что “…по сравнению с Гоголем Пушкин сам пузырь”, он утверждает онтологический признак, определяющий место Пушкина в иерархии мира.

“Ничто” становится компонентом, определяющим структуру произведения. Все в мире, кроме Гоголя, для автора превращается в ничто. Ничто – это и есть главный объект данной миниатюры. “Трудно сказать что-нибудь о Пушкине тому, кто ничего о нем не знает”: первое, что сообщается о явлении – неизвестность. Автор с самого начала заявляет, что главный признак Пушкина (ничто) существует в чужом сознании. “Пушкин – великий поэт”: великий поэт – это для автора исходная точка для того, чтобы определить искомое “ничто”. Понятие “великий поэт” нельзя приложить ни к одному из названных Хармсом объектов, кроме Гоголя, поэтому они тоже “ничто”. Однако признаки Гоголя не доступны воспроизведению, поэтому и Гоголь в сюжете превращается в “ничто”. Все превращается в “ничто”: “Поэтому я уж лучше ни о ком не напишу”. И само произведение, его художественный мир превращаются в несостоявшееся, предполагаемое содержание. Так пародия переворачивает расхожее мнение “Пушкин – самый великий поэт”, бытующее в официальной и массовой культуре.

Пушкин как персонаж появляется у Хармса не раньше 1934-го года: в частности, в миниатюре “Пушкин и Гоголь”, но Хармс позднее включил ее в цикл “Случаи”, поэтому логичнее было бы рассматривать ее вместе с “Анекдотами из жизни Пушкина”, датированными 1939 годом.

Сюжет миниатюры “Пушкин и Гоголь” – это череда падений, прохождение персонажей через сцену. Гоголь и Пушкин спотыкаются друг о друга, падают и ругаются, подобно персонажам комедии dell’arte. Интересно, что их препирательства по стилю приближены к стилю обоих писателей: витиеватость и разговорный характер ругательств “мерзопакость какая”, “вечно во всем помеха”, “это издевательство сплошное” - свойственны у Д. Хармса Гоголю, а Пушкину приписаны более или менее нейтральные в этом смысле ругательства -“хулиганство”, “вот черт”, “ни минуты покоя”. А.Никитаев находит соприкосновение ситуации данного текста с цитируемыми Мережковским в книге “Гоголь и черт” словами Гоголя: “Я, например, увижу, что кто-нибудь споткнулся, тотчас же воображение за это ухватится, начнет развивать…”, а также со словами В.А.Тернавцева, сказанными в споре с тем же Мережковским на заседании Петербургских религиозно-философских собраний: “Да, но это абсурд: для идущего на пророческое служение спотыкаться об Пушкина!..”. Словом, Хармс продолжает традицию осмысления образов писателей, философов начала века и соединяет ее с активно разрабатывающейся в 30-е годы официально-массовой версией мифа.

Текст миниатюры опять построен как градация: ремарки автора остаются практически постоянными, а реплики героев сокращаются до слов “об Пушкина”, “об Гоголя”:

Пушкин (поднимаясь): Вот черт! (Идет, спотыкается об Гоголя и падает за кулисы.) Об Гоголя!
Гоголь (поднимаясь): Мерзопакость! (Уходит за кулисы.)
За сценой слышен голос Гоголя: “Об Пушкина!”
Занавес

Скорее всего, в этой миниатюре пародируется именно историко-литературный миф о том, что русская литература начинается с Пушкина и Гоголя, к наследию которых она постоянно обращается. Еще В.Белинский писал о том, что в русской литературе идет постоянный спор между гоголевской и пушкинской традициями. Замечание Белинского в 1920-е годы было поддержано, разъяснено и обстоятельно конкретизировано в статье А.Долинина “Пушкин и Гоголь”, где была показана сложность творческих и личных взаимоотношений обоих писателей. Не исключено, что именно эту статью имел в виду Хармс, создавая бурлескную сцену, в ходе которой Пушкин Гоголь спотыкаются друг о друга. Происходит пародийное снижение образов писателей-классиков, осмысленных массовой культурой. Здесь спародированы достаточно невежественные представления о взаимоотношениях известных людей. Но дело не только в этом. Предметом иронического травестирования стала борьба официальных кругов за то, чтобы сделать Пушкина писателем-начальником: отныне Гоголь и Пушкин не должны были спотыкаться друг о друга, Пушкин становится литературным генералом во время юбилейной шумихи 1936-1937 гг. Эта установка на подчеркивание иерархии официально установленных ценностей была закономерна. В тридцатые годы был взят курс на укрепление государственности, в том числе за счет связи нынешней власти с традицией. Об этом говорил Ленин, об этом писал Сталин в письме Демьяну Бедному, это пропагандировала анонимная статья “О советском патриотизме”, напечатанная в середине тридцатых в “Правде”. Пушкин провозглашался патриотом и революционером. Режим стремился опереться на определенные культурные мифологемы, оправдывая свое существование глубокими историческими корнями.

“Анекдоты из жизни Пушкина” (1939) изобилуют фактическими деталями и подробностями и претендуют на достоверность. Однако воспроизведенные ситуации оказываются нелепыми и абсурдными: “Когда Пушкин сломал себе ноги, то стал передвигаться на колесах. Друзья любили дразнить Пушкина и хватали его за эти колеса. Пушкин злился и писал про друзей ругательные стихи. Эти стихи он называл “эрпигармами””. Реальный Пушкин, конечно же, писал эпиграммы, но не называл их “эрпигармами”. И писал их не потому, что сломал себе ноги, а друзья хватали его за колеса. У Пушкина не было четырех сыновей, он умел сидеть на стуле и т.д. Но в том-то и дело, что автор не имеет в виду реального человека: с одной стороны, осмеянию подвергается образ поэта в представлении носителей массовой культуры, а с другой стороны, Пушкин здесь – это специфический хармсовский герой.

“Анекдоты из жизни Пушкина” Хармса - это также пародия на одноименный жанр исторического анекдота (у самого Пушкина есть цикл Table-talk ). В них воспроизводится структура сюжета подобного произведения. В начале помещается предупреждение о том, что дальше будет рассказан случай из жизни знаменитости (“однажды...”, “как известно…”), а в конце стоит фраза, заключающая в себе “соль” анекдота. “Анекдоты…” состоят из семи миниатюр, воспроизводящих нелепые ситуации, приписываемые автором Пушкину. Сначала заявляется некий факт: “Пушкин был поэтом и все что-то писал”, или “Как известно, у Пушкина никогда не росла борода”, или “Однажды Петрушевский сломал свои часы и послал за Пушкиным” и т. д. Затем это утверждение разворачивается в сцену – в случай, якобы приключившийся с Пушкиным. Даже лето 1829 года передано через рассказ об одном дне, правда, повторяющемся: “Он вставал рано утром, выпивал жбан парного молока и бежал к реке купаться. Выкупавшись в реке, Пушкин ложился на траву и спал до обеда. После обеда Пушкин спал в гамаке. При встрече с вонючими мужиками Пушкин кивал им головой и зажимал пальцами свой нос. А вонючие мужики ломали свои шапки и говорили: “Это ничаво””.

В конце каждого анекдота – та самая фраза, которая, в силу особенностей жанра, несет на себе особую смысловую нагрузку. Она обладает особой интонационной законченностью: завершает анекдот, переводя его сиюминутное содержание в план исторический, вечный. При этом у Хармса всегда пародийно сочетаются настроенность автора (и читателя) на изложение подлинных фактов из жизни Пушкина и полный абсурд излагаемого. Первый анекдот заканчивается фразой: “С тех пор Пушкин очень полюбил его (Жуковского - Н.М.) и стал называть просто Жуковым”. С одной стороны, основание “любви” заявлено: Жуковский признал Пушкина как писателя (“Да никако ты писака!”), но с другой стороны, фраза Жуковского – это пародия на историческую прозу, насыщенную архаизмами. Кроме того, комический эффект создает и утверждение, будто уменьшительно-ласкательная форма фамилии “Жуковский” – “просто Жуков”. То же самое наблюдается и в других концовках. Так, шестой анекдот рассказывает о том, что “Пушкин любил кидаться камнями”. Последняя фраза, в принципе, заключает в себе все содержание анекдота и сводит его просто к эмоциональному отношению автора: “Иногда так разойдется, что стоит весь красный, руками машет, камнями кидается, просто ужас!”. Слова “просто ужас!” вносят сказовый оттенок, снижающий также и образ автора. Появляется обыденная интонация сплетни. Содержание анекдота обессмысливается и в таком виде увековечивается.

Но возвратимся к первому анекдоту. Приятельские отношения Пушкина и Жуковского объяснены тем, что “однажды Жуковский застал его (Пушкина - Н.М.) за писанием и громко воскликнул: “Да никако ты писака!””. Внешне объяснение выглядит логично, но логика отличается предельной примитивностью (можно предположить, что это представление о пошло-обывательской логике): раз “был поэтом”, то значит должен был “все что-то писать”, значит, Жуковский застал его за писанием и констатировал, что перед ним писатель. В свидетельствах современников Пушкина, собранных В.Вересаевым в книге “Пушкин в жизни”, неоднократно повторяется именно этот момент: “…и тут же Пушкин, любуясь им (портретом Жуковского - М.Н.), написал следующие к нему стихи: “Его стихов пленительная сладость…””, “…он целые ночи не спал, писал, возился, декламировал и громко мне читал свои стихи” и т.п.

Во втором анекдоте Пушкин мучается отсутствием бороды и поэтому завидует Захарьину. Это логичное объяснение, но непонятно, почему именно Захарьина он выделяет из всех. Автор выбирает цепочку суждений, случайно связанных между собой каким-то единичным признаком и при этом как бы нарочито игнорирует все остальные смыслы. Этот способ рассуждения можно определить как “случайную мотивацию”.

Начало третьего анекдота совмещает два события: Петрушевский сломал часы и послал за Пушкиным. Эти обстоятельства связаны между собой произвольно, без мотивировки. Далее разворачивается тема “Пушкин и сломанные часы”: сломал и послал – пришел, осмотрел и положил обратно; “что скажешь, брат Пушкин?” – “Стоп машина”. Причинно-следственные связи установлены однозначно и произвольно. Пушкин не часовщик, почему Петрушевский послал за ним? Почему Пушкин пришел? Почему он осмотрел часы? Видимо, здесь “срабатывает” представление об универсальности гения. Обращает на себя внимание реминисценция из гоголевского “Ревизора”: “Бывало, часто говорю ему: “Ну что, брат Пушкин?” – “Да так, брат, - отвечает, бывало, - так как-то все…” Большой оригинал”. Здесь подчеркнуто панибратское отношение к гению – “а он такой, как ты да я”, этакий “брат Пушкин”.

Внешность Пушкина в “Анекдотах…” определена так: отсутствие бороды, ногти, сломанные ноги, зажатый пальцами нос, “весь красный, руками машет, камнями кидается”. Черты характера и отношение к другим персонажам: очень любит Жуковского (называет его, как мы помним, “просто Жуковым”), завидует Захарьину (показывает на него не просто пальцем, а ногтями) ( Ср. у Вересаева: “Он отрастил себе большой ноготь и, чтобы последний не сломался, надевал золотой футляр”, “…так же с предлинными ногтями, с которыми он очищал скорлупу в апельсинах…”. ), злится на друзей (пишет о них ругательные стихи). В деревне он ведет себя как горожанин – современник Хармса, как дачник (купание в реке, парное молоко, сон в гамаке), хотя далее подчеркнуто брезгливое отношение утонченного дворянина к “вонючим мужикам” (опять нарушение исторической перспективы). Этот анекдот также можно рассматривать и как пародическое использование “Евгения Онегина”, ироническое отождествление автора и главного героя:

В седьмом часу вставал он летом
И отправлялся налегке
К бегущей под горой реке;
Певцу Гюльнары подражая,
Сей Геллеспонт переплывая,
Потом свой кофе выпивал…

Шестой анекдот изображает пристрастие Пушкина к киданию камней, доходящее до неприличия. А в седьмом косвенно сообщается, что Пушкин – идиот: признаком этого является неумение сидеть на стуле ( У Вересаева: “После обеда иногда езжу верхом. Третьего дня поехал со мною Пушкин и грохнулся оземь. Он умеет ездить только на Пегасе да на донской кляче” (из письма М.Ф.Орлова жене). ) . Вообще, персонажи “анекдотов” наделены некими константными отличительными признаками. Такова, например, “вонючесть” мужиков. Если в первом предложении это определение можно отнести к восприятию их Пушкиным, то конструкция второго предложения (“А вонючие мужики ломали свои шапки…”) показывает, что это определение авторское, причем это уже не экспрессивная характеристика, а онтологический признак: есть такое явление – “вонючие мужики”. Подобный образ нечистоплотных мужиков есть в пропущенной главе “Капитанской дочки”: “Мужик подошел ко мне и снял шляпу, спрашивая пашпорту. “Что это значит? – спросил я его, - зачем здесь рогатка? Кого ты караулишь?” – “Да мы, батюшка, бунтуем”, - отвечал он, почесываясь”.

Все признаки, последовательно приписываемые Пушкину в анекдотах, образуют градацию и снижают образ знаменитого поэта до идиота, обессмысливая его. Но все эти признаки взяты, разумеется, не из биографии реального Пушкина. Они определены другой целью – пародией на образ Пушкина, сложившийся в массовом сознании, приписывающий поэту близкие и понятные массовому сознанию качества и поступки. Хармс пародирует разнообразный материал: жанр исторического анекдота, мемуары, пушкинские произведения. Но своеобразие хармсовской пародии состоит в том, что ее объектом являются не сами первоисточники, а их осмысление прежде всего современным Хармсу обществом. Он стремится воспроизвести в гротескном виде образ Пушкина, доведя до абсурда тенденции, существующие в массовом сознании.

Литература

1. Хармс Д. Горло бредит бритвою: Случаи, рассказы, дневниковые записи // Глагол. - 1991. - №4.
2. Хармс Д. Полное собрание сочинений. Т.2. / Сост. Сажин В.Н. - Спб, 1997.
3. Хармс Д. Полное собрание сочинений. Т.3. / Сост. Сажин В.Н. - Спб, 1997.
4. См. об этом в статьях В.Г.Белинского [“Мертвые души” Гоголя] и “Сочинения Александра Пушкина” (статья первая).
5. Долинин А.С. (Искоз). Пушкин и Гоголь: К вопросу об их личных взаимоотношениях // Пушкинский сборник памяти проф. С.А.Венгерова. Пушкинист IV. М.-Пг., ГИЗ, 1922.
6. Ленин В.И. О национальной гордости великороссов // Ленин В.И. Сочинения. Изд. 4-е. Т.21. - М.: Политиздат, 1949. - С.85: “Мы гордимся тем, что эти насилия вызвали отпор из нашей среды, из среды великоруссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов…”.
7. Сталин И.В. Тов. Демьяну Бедному: Выдержки из письма // Сочинения. Т.13. - М.: Гос. изд-во политической литературы, 1951. С.25: “Руководители революционных рабочих всех стран с жадностью изучают поучительнейшую историю рабочего класса в России, его прошлое, прошлое России, зная, что, кроме России реакционной, есть еще Россия революционная, Россия Радищевых и Чернышевских, Желябовых и Ульяновых, Халтуриных и Алексеевых”. Сталин вслед за Лениным вписывает существующий режим в определенный исторический ряд.
8. Вересаев В.В. Пушкин в жизни: Систематический свод подлинных свидетельств современников. Т.1. - Спб: Лениздат, 1995.
9. Гоголь Н.В. Собрание сочинений: В 6 т. Т.4. - М.: Гос. изд-во художественной литературы, 1952.
10. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т.5. - Л.: Наука, 1978.

Оригинал статьи на:
http://old.ssu.samara.ru/science/vestnik/content /litr.html




Пушкин в детстве (10 цитат)

О гениях писать сложно! А уж тем более о таком великом писателе и поэте, как Пушкин. Особый мир дворянской культуры, который диктовал свои правила и формировал его личность, учителя, который умудрились развить и огранить талант или просто не мешали его развитию – все это само по себе заслуживает изучения и анализа… И лучше всего о таком человеке могут рассказать воспоминания его современников и биографические исследования историков. Позволю себе иногда их комментировать. Живой портрет из глубины эпохи лишь вскользь замечает те черты характера будущего гения, которые мы сейчас «диагностируем» у наших детей, и с которыми «организованно боремся»…

1 «Мать Пушкина ни сердцем, ни умом не понимала сына, никогда и ничем не облегчила трудности и противоречия, с детства кипевшие в его своеобразной, страстной, нежной душе».

2. Старуха Янькова рассказывала: «В 1837 г., когда в феврале месяце пришло в Москву известие о печальной кончине славного сочинителя Пушкина, я тут припомнила о моем знакомстве с его бабушкой и со всею его семьею».

«Пушкины жили весело и открыто, и всем домом заведовала большая старуха Ганнибал, очень умная, дельная и рассудительная женщина; она умела вести дом как следует, и она также больше занималась и детьми: принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила. Старший внук ее Саша был большой увалень и дикарь, кудрявый мальчик лет девяти или десяти, со смуглым личиком, не скажу, чтобы слишком приглядным, но с очень живыми глазами, из которых искры так и сыпались.

Иногда мы приедем, а он сидит в зале в углу, огорожен кругом стульями: что-нибудь накуролесил и за это оштрафован; а иногда и он с другими пустится в плясы, да так как очень он был неловок, то над ним кто-нибудь посмеется, вот он весь покраснеет, губу надует, уйдет в свой угол, и во весь вечер его со стула никто тогда не стащит: значит его за живое задели, и он обиделся, сидит одинешенек. Не раз про него говаривала Марья Алексеевна: «Не знаю, матушка, что выйдет из моего старшего внука: мальчик умен и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой сдаст порядком; то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернется и расходится, что его ничем не уймешь; из одной крайности в другую бросается, нет у него средины. Бог знает, чем все это кончится, ежели он не переменится». Бабушка, как видно, больше других его любила, но журила порядком: «Ведь экой шалун ты какой, помяни мое слово, не сносить тебе своей головы».

3. В раннем детстве Александр Пушкин не только не представлял ничего выдающегося, но своей неповоротливостью и молчаливостью приводил в отчаяние мать свою, которая любила его гораздо меньше, нежели сестру его, Ольгу, и младшего брата, Льва (1806 – 1852). Когда принимались слишком энергично исправлять его характер и манеры, он убегал к бабушке Марье Алексеевне Ганнибал (после замужества дочери она поселилась с Пушкиными) и прятался в ее рабочую корзинку, где его уже не смели тревожить. Бабушка была первой наставницей Пушкина в русском языке; от нее же, вероятно, наслушался он рассказов о семейной старине.

Раннее развитие, по-видимому, не сблизило Пушкина с родителями; его характер продолжали исправлять, ломая его волю, а он оказывал энергическое сопротивление. В результате отношения обострились настолько, что 12-летний мальчик изо всех домашних чувствовал привязанность только к сестре и с удовольствием покинул родительский дом.

4. «Не знаю, каков он был потом, но тогда глядел рохлей и замарашкой, и за это ему тоже доставалось… Мальчик Грибоедов, несколькими годами постарше его, и другие их товарищи были всегда так чисто хорошо одеты, а на этом всегда было что-то и неопрятно, и сидело нескладно»

5. Лицейский анекдот: император Александр, ходя по классам, спросил: «Кто здесь первый?» — «Здесь нет, ваше императорское величество, первых; все вторые», — отвечал Пушкин. (Импульсивность, отсутствие субординации! Отвечать высокой особе, как и теперь, должен был учитель.)

6. В Лицее занятия продолжались своим чередом. Пушкину все давалось нелегко. Учился он неровно и очень не любил математику. Как-то в математическом классе вызвали его к доске и задали алгебраическую задачу. Он долго переминался с ноги на ногу и писал какие-то формулы.

«Что же вышло? Чему равняется икс?» — спросил наконец преподаватель.
«Нулю», — улыбаясь, ответил Пушкин.
«…У вас, Пушкин, в моем классе все кончается нулем. Садитесь на свое место и пишите стихи».

Но случалось, что тот же преподаватель математики изгонял его из класса, когда, забыв об уроке, Пушкин весь углублялся в чтение посторонних книг. По этому поводу лицеисты даже песенку сочинили:

А что читает Пушкин?
Подайте-ка сюды!
Ступай из класса с богом,
Назад не приходи!

7. Читал Пушкин очень много как на русском, так и на французском языке. За это товарищи прозвали его «французом», на что он во время войны особенно сердился. Из произведений русских писателей он увлекался тогда стихами Державина, Жуковского, Ломоносова, Батюшкова, читал комедию Фонвизина «Недоросль», только что вышедший сборник басен Крылова и много других книг. В Лицее была большая, хорошая библиотека.

«Все мы видели,— рассказывал позднее Пущин,— что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил; но достоинство его состояло в том, что он отнюдь не думал выказываться и важничать, как это часто бывает в те годы. Однако ж иные науки ему были очевидно неинтересны или интересны до того момента, как из них было возможно выделить истории (сюжет)».

8. Кайданов, преподававший географию и историю, говорил о Пушкине: “при малом прилежании, оказывает очень хорошие успехи”.

Куницын, профессор логики и нравственных наук, пишет: “весьма понятен, замысловат и остроумен, но крайне неприлежен. Он способен только к таким предметам, которые требуют малого напряжения”. (утомляемость)

9. Из товарищей знавшие его впечатлительную натуру и отзывчивое, мягкое сердце, искренно любили его; большинство, замечавшее только его неумеренную живость, самолюбие, вспыльчивость и наклонность к злой насмешке, считало его себялюбивым и тщеславным; … Раздражительность, принесенная Пушкиным еще из дому, получила здесь новую пищу вследствие такого отношения большинства товарищей; будущий поэт сам наталкивался на ссоры, a так как он, несмотря на огромные способности и остроумие, не отличался быстрой находчивостью, то далеко не всегда мог оставаться победителем и раздражался еще более. Предаваясь неумеренной веселости днем, Пушкин часто проводил бессонные ночи в своем № 14 (здесь прожил он целые 6 лет), то обливаясь слезами и обвиняя себя и других, то обдумывая способы, как бы изменить к лучшему свое положение среди товарищей. (раздражительность, гиперактивность, возбудимость)

10. Карл Иванович Бланк, архитектор саровской колокольни, ставшей символом города. Ученик Растрелли, он построил много великолепных сооружений и, в частности, имение одному из богатейших людей России графу Шереметеву – Кусково.

Сын К. И. Бланка (архитектор саровской колокольни. Ученик Растрелли, построил много великолепных сооружений и, в частности усадьбу Кусково) Борис Карлович Бланк дружил с Василием Львовичем Пушкиным, дядей поэта. Б. К. Бланк и В. Л. Пушкин были довольно известными поэтами своего времени и часто беседовали о поэзии. Любопытна такая полемика между ними, запечатленная современниками:
- Что вы думаете относительно своего племянника Саши? – спрашивал Борис Карлович у своего приятеля в 1815 году.
- Племянник мой картежник и повеса. Боюсь, что из него ничего путного не выйдет, – отвечал Василий Львович.
- Не могу с вами согласиться, Саша Пушкин станет великим поэтом, – отвечал Бланк.



1. Ариадна Тыркова-Вильямс «Жизнь Пушкина»
2 и 4 – Рассказы Бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, зап. и собр. ее внуком Д. Благово. Л., 1988.
3 и 6. Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из 86-томного Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907 гг.) или Нового Энциклопедического Словаря (1910—1916 гг.).
http://www.rulex.ru/01160751.htm
7. Н.С.Шер “Александр Сергеевич Пушкин”
Рассказы о русских писателях; Государственное Издательство Детской Литературы, Министерство Просвещения РСФСР, Москва, 1960 г. OCR Biografia.Ru
8. http://www.foxdesign.ru/aphorism/biography/pushkin.html
9. Ю.М. Лотман. Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя
10. В.А.Назаров «Бывают странные сближения…» http://pravkniga.ru/intlibs.html?id=167




Из школьных сочинений
1. Арина Родионовна воспитывала Пушкина на сказках, как Шехеразада султанов и бабаев.

2. Вдруг Герман услыхал скрип рессор. Это была старая княгиня.

3. Гринев очень долго ехал в санях и смотрел на метель. Он бы не доехал, если бы не появился ящик. (Девочка не совсем понимает слово ямщик, поэтому она заменила его на более привычное, хотя и не близкое по смыслу.)

4. Гринев сказал Маше, что она самая красивая голубка, которая только есть в природе.

5. Дантес не стоил выеденного яйца Пушкина.

6. Дворян гораздо чаще вызывали на дуэль, чем к начальству.

7. Дубровский был бедный дровянин.

8. Дубровский имел сношения с Машей через дупло старого дуба.

9. Дубровский лежал на диване и смотрел телевизор.

10. Швабрин хотел выйти замуж за капитанскую дочку, но был этого недостоин.

11. Если бы Дантес разбирался в поэзии, то не стал бы стрелять в гениального поэта, а выбрал бы для дуэли какого-нибудь графомана, и потомки были бы ему только благодарны.

12. Зададимся вопросом: "Кто такой гений?" Ответ прост, потому что еще Пушкин сказал, что гений - это Парадоксов друг.

13. Здесь он впервые узнал разговорную русскую речь от крепостного дядьки и няни Арины Родионовны, от простых мужиков и баб.

14. Златая цепь на дубе том, и днем, и ночью "новый русский" балдеет от цепи, козел!

15. Как мы знаем, Пушкин – один из великих писателей XX века.

16. Капитанша рассказала о Пете Швабрине, которого отправили сюда за самоубийство.

17. Когда Дубровский убил медведя, Кирилл Петрович не рассердился, а велел содрать с него шкуру.

18. Когда к поэту являлась муза, он прекращал бездельничать и хватался за перо.

19. Швабрин ранил Гринева, как настоящий подлец, в бок и слева.

20. Медный всадник без головы.

21. Мне встречи с Пушкиным запомнились как самое яркое событие в моей жизни.

22. Мне нравится то, что с таким талантом Пушкин не побоялся стать народным поэтом.

23. Мое знакомство с Пушкиным состоялось со "Сказки о рыбаке и рыбке", когда маленькая курносая девчонка залезла на диван и, сжавшись калачиком, начала по складам читать первые строки сказки. И начиная с этого момента у меня завязалась крепкая дружба с поэтом. Но, беззаветно любя его стихи, ценила ли я их по заслугам?

24. Но Дубровский не струсил: когда медведь пошел на него, Дубровский молча достал свой "ТТ".

25. Обеспокоенный похищением Людмилы, Руслан ложится спать...

26. Отец ваш жаловал вам шубу и лошадь со своего плеча.

27. Поэтому Пушкин повлиял на своё поколение даже больше, чем Терминатор на наше.

28. Пушкин, как и все поэты XIX века были легкоранимыми людьми: их часто убивали на дуэлях.

29. Пугачев пожаловал шубу и лошадь со своего плеча.

30. Пугачев помогал Гриневу не только в работе, но и в любви к Маше.

31. Пугачев сидел в клетке, как мышь в мышеловке, прищемленный за лапу.

32. Пушкин – один из талантливых людей своего времени. И я его ценю и уважаю как поэта и человека. Но в прошлом году наши. ребята побывали в музее А.С.Пушкина. И выясняется, что наш любимый поэт; кроме своей жены Гончаровой, имел ещё 130 любовниц. Это дар и талант, когда в наше время практически этого сделать невозможно.

33. Пушкин был старинного дворянского рода из бедной крестьянской семьи.

34. Пушкин был чувствителен во многих местах.

35. Пушкин вращался в высшем свете и вращал там свою жену.

36. Пушкин для меня - человек, ушедший не в землю, а в осень.

37. Пушкин ещё при жизни написал стихотворение "Памятник".

38. Пушкин наверна любил Пущанина, потому что побежал встречать его голым... и в этой вот позе их и увидела няня... Это была родная няня Пушкина... увидав, что они долго целуются, няня к ним присоединилась...

39. Пушкин не курил, но часто пил с няней.

40. Пушкин писал не только стихи про любовь, но и со звездочками.

41. Пушкин родился в Москве, женился, родил детей и застрелился на дуэли, когда там стреляли из пистолета.

42. Пушкин стоит правой рукой вперед, что значило якобы рассказывает свои стихи. Вокруг статуи стоят скамейки, наверно, чтобы любоваться этим апостаментом.

43. Пушкин стрелялся на пистолетах. Он обязательно бы победил, если бы у него был настоящий "кольт".

44. Пушкинское направление проповедовало любовь, а гоголевское - зло.

45. С таким талантом трудно спать…

46. Савельич просил прощения за Гринёва на коленях у Пугачёва.

47. Стихотворение написано в быстром ритме сплошным текстом.

48. Стихотворение написано в рифму, что нередко наблюдается у поэта.

49. Трудно быть женой гения (А.С. Пушкина), если в молодости очень красива.

50. Царское правительство жестоко расправилось с Пушкиным, направив его домой в Михайловское.

51. Швабрин поднял свечу и на стенах комнаты увидел страшные морды клопов.