Омар Хайям


  На происки судьбы злокозненной не сетуй,
Не утопай в тоске, водой очей согретой!
И дни и ночи пей пурпурное вино,
Пока не вышел ты из круга жизни этой.


  Трава, которою - гляди! - окаймлена
Рябь звонкого ручья, - душиста и нежна.
Ее с презрением ты не топчи: быть может,
Из праха ангельской красы взошла она.


  Фаянсовый кувшин, от хмеля как во сне,
Недавно бросил я о камень; вдруг вполне
Мне внятным голосом он прошептал: *Подобен
Тебе я был, а ты подобен будешь мне*.


  Вчера в гончарную зашел я в поздний час,
И до меня горшков беседа донеслась.
*Кто гончары, - вопрос один из них мне задал, -
Кто покупатели, кто продавцы средь нас?*


  Когда, как деревцо, меня из бытия
С корнями вырвет рок и в прах рассыплюсь я,
Кувшин для кабака пусть вылепят из праха, -
Наполненный вином, я оживу, друзья.


  Нам жизнь навязана; ее водоворот
Ошеломляет нас, но миг один - и вот
Уже пора уйти, не зная цели жизни,
Приход бессмысленный, бессмысленный уход!


  То слышу я: *Не пей, сейчас у нас Шабан*,
А то: *Реджеб идет, не напивайся пьян*.
Пусть так: то месяцы аллаха и пророка;
Что ж, изберу себе для пьянства Рамазан.


  Когда ты для меня слепил из глины плоть,
Ты знал, что мне страстей своих не побороть;
Не ты ль тому виной, что жизнь моя греховна?
Скажи, за что же мне гореть в аду, господь?


  Ты к людям милосерд? Да нет же, непохоже!
Изгнал ты грешника из рая отчего же?
Заслуга велика ль послушного простить?
Прости ослушника, о милосердный боже!


  Когда-нибудь, огнем любовным обуян,
В душистых локонах запутавшись и пьян,
Паду к твоим ногам, из рук роняя чашу
И с пьяной головы растрепанный тюрбан.



Код для размещения на форуме или блоге