Мудрые мысли

Юлиан Семёнович Семенов (настоящее имя Юлиан Семёнович Ляндрес)

Юлиан Семёнович Семенов (настоящее имя Юлиан Семёнович Ляндрес)

(8 октября 1931, Москва — 5 сентября 1993, Москва)

Русский советский писатель, сценарист, журналист. Основатель газеты «Совершенно секретно» (1989) для которой придумал название. Один из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике.

Цитата: 1 - 17 из 17

  Все громилы и подлецы слезливы. Это у них такая форма истерии. Слабые люди обычно кричат или бранятся, а громилы плачут. И только самые сильные люди умеют подчинять себя себе.


  Вы меня изучаете, как плевок под микроскопом. Думаете, я так не умею?


  Вы только думаете, что это легко и быстро, а на самом деле это тяжело и долго!


  - Здесь вы несколько подтасовываете. Я не верю в обезьяну. Я верю в человека.
- Который произошел от обезьяны. Вы верите в обезьяну в человеке. А я верю в бога в человеке.
(Семнадцать мгновений весны, разговор между агентом Штирлица - Клаусом и пастором Шлагом)


  Критика — самовыражение неудачников.


  Лишь в том случае, когда в дело вступает человек, имеющий собственную позицию - лишь тогда можно надеяться, что он ... поймет главное и отсечет второстепенное; орех ценен ядром, а не скорлупой.


  Маленькая ложь рождает большое недоверие. (Семнадцать мгновений весны)


  Надо уметь ждать... это сладкая, отвратительная, но, увы, необходимая мука-ждать... Умейте ждать, и вас неминуемо отметит таинственная веха счастья. (Экспансия)


  ...нормальный человек не может не страдать комплексами.


  ...орудия пытки должны быть примитивными и понятными, только тогда это пугает.


  Парадоксальность поколения наших отцов заключалась в том, что они, служа технике, которая решает все, были романтиками в глубине души, а всякий романтизм произрастает особенно пышно там, где взору открыты долины, леса и снежные пики гор…


  Человек позволяет делать с собой все, что угодно. Он поддается дрессировке лучше, чем обезьяна.


  Человек, допускающий в самом начале дела возможность неудачи, обречен на проигрыш. (Экспансия)


  Штирлиц: По-моему, предательство страшно, но еще страшнее равнодушное и пассивное наблюдение за тем, как происходит и предательство и убийство.
Пастор: В таком случае, может быть только одно участие в это: прекращение убийства.
Штирлиц: Сие от вас не зависит.
Пастор: Не зависит. А что вы называете предательством?
Штирлиц: Предательство — это пассивность.
Пастор: Нет, пассивность — это еще не предательство.
Штирлиц: Это страшнее предательства… (Семнадцать мгновений весны)


  Это неоправданный риск, Пол. Лавры победителя и так достанутся вам... но мне хотелось бы, чтобы вы получили приз, вы, а не ваша вдова.



Код для размещения на форуме или блоге