Мудрые мысли

Сергей Донатович Довлатов (Sergej Donatovich Dovlatov, по паспорту — Довлатов-Мечик)

Сергей Донатович Довлатов (Sergej Donatovich Dovlatov, по паспорту — Довлатов-Мечик)

(3 сентября 1941, Уфа, СССР — 24 августа 1990, Нью-Йорк, США)

Русский писатель и журналист.

Цитата: 18 - 34 из 468

Бескорыстное вранье – это не ложь, это поэзия.


- Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шнурки...


Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам.
(«Соло на IBM»)


Бог дал мне то, о чем я всю жизнь просил. Он сделал меня рядовым литератором. Став им, я убедился, что претендую на большее. Но было поздно.
У Бога добавки не просят.
(«Соло на ундервуде»)


Божий дар как сокровище. То есть буквально — как деньги. Или ценные бумаги. А может, ювелирное изделие. Отсюда — боязнь лишиться. Страх, что украдут. Тревога, что обесценится со временем. И еще — что умрешь, так и не потратив.
(«Записные Книжки»)


Более всего нас поразил кофейный автомат. Мы ехали по направлению к Санта-Барбаре. Горизонт был чистый и просторный. Вдоль шоссе тянулись пронизанные светом заросли боярышника. Казалось — до ближайшего жилья десятки, сотни миль.
И вдруг мы увидели будку с надписью «Кофе». Автобус затормозил. Мы вышли на дорогу. Прозаик Беляков шагнул вперед. Внимательно прочитал инструкцию. Достал из кармана монету. Опустил ее в щель.
Что-то щелкнуло, и в маленькой нише утвердился бумажный стаканчик.
- Дарья! — закричал Беляков. — Стаканчик!
И бросил в щель еще одну монету. Из неведомого отверстия высыпалась горсть сахара.
- Дарья! — воскликнул Беляков. — Сахар! И опустил третью монету. Стакан наполнился горячим кофе.
- Дарья! — не унимался Беляков. — Кофе! Дарья Владимировна с любовью посмотрела на мужа. Затем с материнской нежностью в голосе произнесла:
- Ты не в Мордовии, чучело!


Больше всего на свете я хочу быть знаменитым и получать много денег


Большинство людей и жениться-то как следует не могут...


Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает. И они без конца задают вопросы, хотя правильные ответы им совершенно не требуются...


Борька трезвый и Борька пьяный настолько разные люди, что они даже не знакомы между сабой
(«Ремесло»)


Брать на год солиднее, чем выпрашивать до послезавтра.
(«Чемодан»)


Брежнева мой дядя не любил. Брежнев казался ему временным явлением (что не подтвердилось)...
В последние годы жизни он был чуть ли не диссидентом. Но диссидентом умеренным. Власова не признавал. Солженицына уважал выборочно.
Брежневу мой дядя посылал анонимные записки. Он писал их в сберегательной кассе фиолетовыми чернилами. К тому же левой рукой и печатными буквами. Записки были короткие. Например:
*Куда ведешь Россию, монстр?*
И подпись:
*Генерал Свиридов*.
Или:
*БАМ — это фикция!*
И подпись:
*Генерал Колюжный*.
Иногда он пользовался художественной формой:
*Твои брови жаждут крови!*
И подпись:
*Генерал Нечипоренко*...
(«Наши»)


Был ли Красноперов романтиком? Не был. Когда-то студенты-филологи праздновали Новый год в общежитии. Спать легли под утро. Красноперов разделся, снял носки. Затем аккуратно повесил их на елку. Днем возмущенные сокурсники чуть его не побили...
(«Иная жизнь»)


В борьбе с абсурдом так и надо действовать. Реакция должна быть столь же абсурдной. А в идеале — тихое помешательство.
(«Филиал»)


В жизни всегда есть место комплексам!


В журналистике каждому разрешается делать что-то одно.


В искусстве нет прогресса. Есть спираль.



Код для размещения на форуме или блоге