Мудрые мысли

Франсуа VI де Ларошфуко (фр. Francois VI, duc de La Rochefoucauld)

Франсуа VI де Ларошфуко (фр. Francois VI, duc de La Rochefoucauld)

(15 сентября 1613, Париж — 17 марта 1680, Париж)

Знаменитый французский писатель и философ-моралист, принадлежавший к южнофранцузскому роду Ларошфуко.

Цитата: 783 - 799 из 912

Счастливые люди неисправимы: судьба не наказывает их за грехи, и поэтому они считают себя безгрешными.
(«Максимы»)


Счастье и несчастье мы переживаем соразмерно нашему самолюбию.
(«Максимы»)


Счастье и несчастье человека в такой, же степени зависят от его нрава, как от судьбы.
(«Максимы»)


Счастье и несчастье человека не меньше зависят от его нравов, чем от судьбы.


Счастье или несчастье человека в такой же степени зависят от его нрава, как и от судьбы.


Счастье любви заключается в том, чтобы любить; люди счастливее, когда сами испытывают страсть, чем когда ее внушают.
(«Максимы»)


Счастье никому не кажется таким слепым, как тем, кому оно ни разу не улыбнулось.


Тайное удовольствие от сознания, что люди видят, до чего мы несчастны, нередко примиряет нас с нашими несчастьями.
(«Максимы»)


Тайное удовольствие от того, что люди видят, до чего мы несчастны, нередко примиряют нас с нашими несчастьями.


Так же легко обмануть себя и не заметить этого, как трудно обмануть другого и не быть изобличенным.
(«Максимы»)


Так как великие мира сего не могут дать человеку ни телесного здоровья, ни душевного покоя, то все их благодеяния он всегда оплачивает по слишком дорогой цене.
(«Максимы»)


Твердость характера заставляет людей сопротивляться любви, но в то же время она сообщает этому чувству пылкость и длительность; люди слабые, напротив, легко загораются страстью, но почти никогда не отдаются ей с головой.
(«Максимы»)


Те, кому довелось пережить большие страсти, потом всю жизнь и радуются своему исцелению и горюют о нем.
(«Максимы»)


Телесная боль есть единственное зло, которое рассудок не может ни ослабить, ни исцелить.


Терзания ревности — самые мучительные из человеческих терзаний, и к тому же менее всего внушающие сочувствие тому, кто их причиняет.
(«Максимы»)


То, что люди называют добродетелью, — обычно лишь призрак, созданный их вожделениями и носящий столь высокое имя для того, чтобы он могли безнаказанно следовать своим желаниям.
(«Максимы»)


То, что люди обыкновенно называют дружбой, в сущности, только союз, цель которого — обоюдное сохранение выгод и обмен добрыми услугами; самая бескорыстная дружба не что иное, как сделка, при которой наше самолюбие всегда рассчитывает что-нибудь выиграть.



Код для размещения на форуме или блоге