Мудрые мысли

Франсуа VI де Ларошфуко (фр. Francois VI, duc de La Rochefoucauld)

Франсуа VI де Ларошфуко (фр. Francois VI, duc de La Rochefoucauld)

(15 сентября 1613, Париж — 17 марта 1680, Париж)

Знаменитый французский писатель и философ-моралист, принадлежавший к южнофранцузскому роду Ларошфуко.

Цитата: 817 - 833 из 912

Труднее хранить верность той женщине, которая дарит счастье, нежели той, которая причиняет мучения.
(«Максимы»)


Трудно дать определение любви; о ней можно лишь сказать, что для души — это жажда властвовать, для ума — внутреннее сродство, а для тела — скрытое и утонченное желание обладать, после многих околичностей, тем, что любишь.
(«Максимы»)


Трудно любить тех, кого мы совсем не уважаем, но еще труднее любить тех, кого уважаем больше, чем самих себя.


Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.
(«Максимы»)


Тщеславие чаще заставляет нас идти против наших склонностей, чем разум.
(«Максимы»)


Тщеславие, стыд, а главное, темперамент — вот что обычно лежит в основе мужской доблести и женской добродетели.
(«Максимы»)


Ты увидишь, что она ангел, только когда она повернётся к тебе спиной… но будет уже поздно .


У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.
(«Максимы»)


У великих людей презрение к смерти вызвано ослепляющей их любовью к славе, а у людей простых — ограниченностью, которая не позволяет им постичь всю глубину ожидающего их несчастья и дает возможность думать о вещах посторонних.


У всех нас достаточно силы, чтобы переносить несчастья других.


У всякого чувства есть свойственные лишь ему одному жесты, интонации и мимика.


У всякого чувства есть свойственные лишь ему одному жесты, интонации и мимика; впечатление от них, хорошее или дурное, приятное или неприятное, и служит причиной того, что люди располагают нас к себе или отталкивают.
(«Максимы»)


У гордости, как и у других страстей, есть свои причуды: люди стараются скрыть, что они ревнуют сейчас, но хвалятся тем, что ревновали когда-то и способны ревновать и впредь.
(«Максимы»)


у гордости тысяча обличий, но самое искусное и самое обманчивое из них — смирение.


У каждого достаточно силы воли, чтобы перенести несчастье ближнего.


У людских достоинств, как и у плодов, есть своя пора.


У нас больше силы, чем воли, и мы часто, для того только, чтобы оправдать себя в собственных глазах, находим многое невозможным для нас.



Код для размещения на форуме или блоге