Мудрые мысли

Ги де Мопассан (фр. Guy de Maupassant, полное имя — Анри-Рене-Альбер-Ги де Мопассан (фр. Henry-Rene-Albert-Guy de Maupassant)

Ги де Мопассан (фр. Guy de Maupassant, полное имя — Анри-Рене-Альбер-Ги де Мопассан (фр. Henry-Rene-Albert-Guy de Maupassant)

(5 августа 1850, Миромениль (департамент Приморская Сена, Вторая французская республика) - 6 июля 1893, Пасси (Париж, Третья французская республика))

Французский писатель, автор многих знаменитых рассказов, романов и повестей.

Цитата: 18 - 34 из 204

Великие художники - те, кто навязал человечеству свои собственные иллюзии.


Взгляни на нее, на эту землю, которую бог дал ее обитателям. Разве не ясно, что вся она со своими растениями и лесами предназначена исключительно для животных? Что найдется на ней для нас? Ничего. А для них все: пещеры, деревья, листья, родники - жилища, еда и питье. Привередливые люди вроде меня не могут чувствовать себя здесь хорошо. Довольны и удовлетворены только те, кто приближается к животным.
(«Бесполезная красота»)


Влюбленный мужчина перестает для меня существовать. Он глупеет, больше того: он становится опасен. С теми, кто любит меня как женщину или притворяется влюбленным, я порываю всякие отношения, во-первых, потому, что они мне надоедают, а во-вторых, потому, что я их боюсь, как бешеных собак, которые всегда могут наброситься. Я подвергаю их моральному карантину до тех пор, пока они не вылечатся.
(«Милый друг»)


Влюбчивые люди подобны пьянице: кто пил — будет пить; кто любил — будет любить.


Война — варварство, когда нападают на мирного соседа, но это освященный долг, когда защищают родину.


Вот она, жизнь! Каких-нибудь несколько дней, а затем — пустота! Ты появляешься на свет, ты растешь, ты счастлив, ты чего-то ждешь, затем умираешь. Кто бы ты ни был — мужчина ли, женщина ли, — прощай, ты уже не вернешься на землю! И все же каждый из нас несет в себе лихорадочную и неутомимую жажду бессмертия, каждый из нас представляет собой вселенную во вселенной, и каждый из нас истлевает весь, без остатка, чтобы стать удобрением для новых всходов. Растения, животные, люди, звезды, миры — все зарождается и умирает для того, чтобы превратиться во что-то иное. Но ни одно существо не возвращается назад — будь то насекомое, человек или планета!
(«Милый друг»)


Впрочем, это неоспоримая и феноменальная истина: война на этом свете всегда затевается только ради мира!
(«Сильна как смерть»)


Врачи, даже самые знаменитые, — такие же люди, как и мы, грешные, с такими же слабостями. Я не хочу сказать, что их можно купить. Репутация знаменитостей медицинского мира, которые нам нужны, безупречна, никто не посмеет их заподозрить в продажности Но существует ли на свете такой человек, которого нельзя было бы прельстить, — конечно, если взяться за дело умеючи. Ведь попадаются женщины, которых невозможно купить, — ну что ж, их можно обольстить. (банкир Вильям Андермат, председатель акционерного общества *Водолечебное заведение Монт-Ориоль* в Анвале)
(«Монт-Ориоль»)


Все, что есть в мире прекрасного, красивого, идеального, насаждено не Богом, а человеком и умом человеческим.


Вспышка радости, порыв к счастью, только что возникшему, пронизал ее насквозь. В один миг она почувствовала, что освобождена, умиротворена и счастлива, счастлива так, как не была еще никогда. Душа и тело ее оживали, она ощущала себя матерью!
(«Жизнь»)


Всякий, стоящий у государственной власти, обязан избегать войны точно так же, как капитан корабля избегает кораблекрушения.


…выбор – это величайшее удовольствие из всех возможных, это так же интересно и разнообразно, как любимое зрелище, это волнующее, почти чувственное, изысканное наслаждение женского сердца.
(«Сильна как смерть»)


Выдающимся является лишь такое произведение искусства, которое одновременно представляет собою символ и точное выражение действительности.


Г-же Икардон достаточно было нескольких недель, чтоб внушить ему (маркизу де Равенель) восторг перед непрестанной скрытой деятельностью евреев, повсюду преследуемых и всемогущих. И вдруг он стал другими глазами смотреть на их торжество, считая его справедливой наградой за долгое унижение. Он видел теперь в евреях властителей, которые повелевают королями — повелителями народов, поддерживают или низвергают троны, могут разорить и довести до банкротства целую нацию, точно какогонибудь виноторговца, гордо посматривают на приниженных государей и швыряют свое нечистое золото в приоткрытые шкатулки самых правоверных католических монархов, а получают от них за это грамоты на дворянство и железнодорожные концессии. И он дал согласие на брак своей дочери Христианы де Равенель с банкиром Вильямом Андерматом.
(«Монт-Ориоль»)


Гонтран принадлежал к числу тех шалопаев, по мнению которых светской женщине даже полагается иметь одного или нескольких любовников, так как семья, по их глубокому убеждению, — не что иное, как общество взаимопомощи в житейских делах, нравственность — покров, накинутый на тайные влечения, вложенные в человека природой, а светские приличия — фасад, за которым следует скрывать приятные пороки.
(«Монт-Ориоль»)


Господин Мопассан превратился в животное.
(Последние осмысленные слова Мопассана.)


Господь дал вам любовь, единственную отраду жизни; человек добавил к ней флирт, единственное наше развлечение...
(«Советы бабушки»)



Код для размещения на форуме или блоге