Мудрые мысли

Ги де Мопассан (фр. Guy de Maupassant, полное имя — Анри-Рене-Альбер-Ги де Мопассан (фр. Henry-Rene-Albert-Guy de Maupassant)

Ги де Мопассан (фр. Guy de Maupassant, полное имя — Анри-Рене-Альбер-Ги де Мопассан (фр. Henry-Rene-Albert-Guy de Maupassant)

(5 августа 1850, Миромениль (департамент Приморская Сена, Вторая французская республика) - 6 июля 1893, Пасси (Париж, Третья французская республика))

Французский писатель, автор многих знаменитых рассказов, романов и повестей.

Цитата: 120 - 136 из 204

Навязчивые идеи отличаются таким же злобным упорством, как и неизлечимые болезни. Поселившись однажды в мозгу, они пожирают его, ни о чем не позволяют думать, не позволяют получить хотя бы малейшее удовольствие.
(«Сильна как смерть»)


Навязчивые мысли грызут так же упорно, как неизлечимые болезни. Внедрившись однажды в душу, они пожирают ее, не дают ни о чем думать.
(«Сильна как смерть»)


Надо полюбить, полюбить безумно, так, чтобы не видеть, кого любишь. Потому что видеть - значит понимать, а понимать - значит презирать. Надо полюбить и опьяниться ею, как пьянеешь от вина, так, чтобы уже не чувствовать, что ты пьешь. И пить, пить, пить день и ночь, не переводя дыхания!
(«Бесполезная красота»)


Найдётся ли на свете чувство более острое, чем женское любопытство? О, узнать, увидеть, потрогать то, о чем мечталось! Чего только не сделает женщина ради этого! Когда её нетерпеливое любопытство задето, она пойдёт на какое угодно безумие, на какую угодно неосторожность, проявит какую угодно смелость, не отступит ни перед чем. Я говорю о настоящих женщинах, о женщинах, ум которых представляет собою ящик с тройным дном; с виду это ум рассудительный и холодный, но три его потайных отделения наполнены: первое — вечно возбуждённым женским беспокойством, второе — притворством под маской прямодушия, притворством, свойственным ханжам, полным софистики и весьма опасным; и, наконец, последнее — очаровательной наглостью, прелестным плутовством, восхитительным вероломством — всеми теми извращёнными свойствами, которые толкают на самоубийство глупо доверчивых влюблённых и восхищают остальных мужчин.
(«Парижское приключение»)


Народятся миллионы, миллиарды почти во всем подобных ему существ, у которых все будет, как у него: и глаза, и нос, и рот, и мыслящий череп, но тому, кто лежит сейчас на этой кровати, уже не воскреснуть вновь.
(«Милый друг»)


Не благодарный сын хуже чужого: это преступник, так как сын не имеет права быть равнодушным к матери.


Не испытала ли она одно из тех незаметных ощущений, столь мимолетных, что разум не помнит их, но от которых долго дрожат самые чувствительные струны сердца?
(«Сильна как смерть»)


— Не можете ли вы одолжить мне пять тысяч франков? (Гонтран, граф де Равенель)
Андермат резко остановился и буркнул:
— Опять без денег? [...] И куда вы, черт подери, деньги деваете?
— Трачу.
— Конечно, тратите. Но уж вы никакой меры не знаете.
— Дорогой мой, я так же люблю тратить деньги, как вы любите наживать их. Понимаете?
— Допустим. Но вы совсем не умеете наживать.
— Верно, не умею. Нельзя все уметь. Вы вот, например, умеете наживать деньги, а тратить совсем не умеете. Что для вас деньги? Только средство наживать еще и еще. А я вот наживать не умею, зато отлично умею тратить. Деньги доставляют мне множество удовольствия, о которых вы знаете лишь понаслышке. Мы с вами дополняем друг друга, мы были созданы для того, чтобы породниться.
(«Монт-Ориоль»)


Не надо войны, не надо... Давайте-ка лучше работать, мыслить, искать. Единственная настоящая слава — это слава труда. Война — удел варваров.


Неблагодарный сын хуже чужого: это преступник, ибо сын не имеет права быть равнодушным к матери.


Несколько храмов и церквей, несколько дворцов и замков воплощают в себе почти всю мировую историю искусства; гармонией линий и прелестью орнамента они лучше всяких книг раскрывают нашему взору все изящество и величие своей эпохи.
(«Бродячая жизнь»)


Нет ничего ужасней, чем когда мы, став стариками, начинаем перетряхивать нашу молодость.


Ни с чем нельзя сравнить радость первого рукопожатия, когда одна рука спрашивает: «Вы меня любите?» — а другая отвечает: «Да, я люблю тебя».
(«Милый друг»)


Ничего нет ужаснее, как на старости лет окунуться в свою молодость.
(«Жизнь»)


Ничего нет ужасней, когда мы, став стариками, начинаем перетряхивать нашу молодость.
(«Милый друг»)


Ничто так не содействует полету мысли и воображения, как одиночество на воде, под небосводом, в теплую ночь.
(«Бродячая жизнь»)


Но ведь вы, нынешние мужчины, о любви не думаете. Вы теперь биржевики, коммерсанты, дельцы. Вы даже разучились разговаривать с нами. Я говорю «с нами», но имею в виду, конечно, молодых женщин. Любовь превратилась теперь просто в связь и нередко начинается со счёта портнихи, который женщине надо скрыть. Если вы найдёте, что женщина не стоит таких денег, вы отступаете; если найдёте, что женщина стоит больше, вы оплатите счет. Хороши нравы! Хороша любовь!
(«Жюли Ромэн»)



Код для размещения на форуме или блоге