Фридрих Ницше


  Если имеешь счастье оставаться темным, то можешь воспользоваться и льготами, предоставляемыми темнотой, и в особенности *болтать всякое*.


  В стадах нет ничего хорошего, даже когда они бегут вслед за тобою.


  Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем /взыскательнее/ становится его любовь; наконец, он жаждет стать сверхчеловеком, ибо все прочее не /утоляет/ его любви.


  И истина требует, подобно всем женщинам, чтобы ее любовник стал ради нее лгуном, но не тщеславие ее требует этого, а ее жестокость.


  И правдивость есть лишь одно из средств, ведущих к познанию, одна лестница, -- но не /сама/ лестница.


  Жизнь ради познания есть, пожалуй, нечто безумное; и все же она есть признак веселого настроения. Человек, одержимый этой волей, выглядит столь же потешным образом, как слон, силящийся /стоять/ на голове.


  Для познающего всякое право собственности теряет силу: или же все есть грабеж и воровство.


  Лишь недостатком вкуса можно объяснить, когда человек познания все еще рядится в тогу *морального человека*: как раз по нему и /видно/, что он *не нуждается* в морали.


  Изолгана и сама ценность познавания: познающие говорили о ней всегда в свою защиту -- они всегда были слишком исключениями и почти что преступниками.


  Вы, любители познания! Что же до сих пор из любви сделали вы для познания? Совершили ли вы уже кражу или убийство, чтобы узнать, каково на душе у вора и убийцы?



Код для размещения на форуме или блоге