Притчи


  Жестокость верующих
   (Притча неизвестного происхождения)
   Однажды Мастер сказал епископу, что у верующих есть врождённая­ склонность к жестокости.
   — Как это понимать? — спросили его сбитые с толку ученики после того, как епископ ушёл.
   — Все они с лёгкостью пожертвуют человеком ради достижения цели, — ответил Мастер.


  Два условия справедливости
   (Современная притча)
   Мастер сказал социальному работнику:
   — Боюсь, вы делаете больше зла, чем добра.
   — Почему?
   — Из двух условий справедливости вы выделяете лишь одно.
   — Какое же?
   — Бедные имеют право на хлеб.
   — А второе?
   — Бедные имеют право на красоту.


  Секрет долголетия
   (Даосская притча)
   Однажды ученик лекаря спросил своего наставника:
   — Учитель, открой мне главный секрет долголетия.
   — Основа долголетия, — сказал Учитель, — это здоровье, а основа здоровья — спокойствие. Спокойный не разрушает своё тело страстной любовью, неукротимой ненавистью или ненасытным желанием. Он не подрывает корни своего здоровья радостью и печалью, тоской и страхом; но, избегая всего лишнего, никогда не отказывается от того, что доставляя удовольствие, не нарушает гармонии инь и ян.


  Вслед ветру склоняется трава
   (Конфуцианская притча)
   Благодетельный из Младших, беседуя с Конфуцием об управлении государством, спросил:
   — Что если казнить беспутных ради сближения с теми, у кого есть путь?
   Конфуций ответил:
   — В Ваших руках бразды правления, зачем же Вам казнить? Вам стоит лишь увлечься самому хорошему делами, и весь народ тотчас же устремиться ко всему хорошему. У благородного мужа добродетель — ветер, у малых же людей она — трава; склоняется трава вслед ветру.


  Смерть жены Чжуан-цзы
   (Даосская притча)
   У Чжуан-цзы умерла жена, и Хуэй-цзы пришёл её оплакивать. Чжуан-цзы сидел на корточках и громко пел, ударяя в таз. Хуэй-цзы сказал:
   — Не оплакивать покойную, которая прожила с тобой до старости и вырастила твоих детей — это само по себе странно. Но распевать песни, ударяя в таз — просто никуда не годится!
   — Ты прав, — ответил Чжуан-цзы. — Когда жена умерла, мог ли я поначалу не опечалиться? Скорбя, я стал думать о том, чем она была вначале, когда ещё не родилась. И не только не родилась, но ещё не была телом. И не только не была телом, но не была даже дыханием. Я понял, что она была рассеяна в необозримо-смутном просторе. Свершилось превращение — и она стала Дыханием. Дыхание превратилось — и стало Телом. Тело превратилось — и она родилась. Теперь настало новое превращение — и она умерла. Всё это сменяло друг друга, как чередуются четыре времени года. Человек же схоронен в бездне превращений, словно в покоях огромного дома. Плакать и причитать над ним — значит не понимать судьбы. Вот почему я перестал плакать.


  Овощная лавочка
   (Суфийская притча)
   В доме суфийского мастера ученики готовили трапезу. Неожиданно­ оказалось, что не хватило лука.
   — Да, лук не помешал бы, — произнёс мастер. И сразу же, словно с неба, посреди удивлённых учеников упала связка с луком. Ученики стали перешёптываться между собой в восторге:
   — Вот оно, доказательство божественного благословения! Теперь у нас нет никаких сомнений в величии нашего учителя… Это чудо!
   — Чудо, говорите? — сурово переспросил суфий. — Что же, по вашему выходит, наш Господь содержит овощную лавочку?


  Сократ на базаре
   (Греческая притча)
   Будучи истинным философом, Сократ верил, что мудрый человек инстинктивно ведёт скромную жизнь. Сам он даже не носил туфли, хотя его всегда тянуло на базар поглазеть на всевозможные товары, выставленные там.
   Когда один из его друзей спросил, зачем он так поступает, Сократ ответил:
   — Мне нравится ходить туда и осознавать, без скольких вещей мне приятно жить!



Код для размещения на форуме или блоге